четверг, 20 ноября 2014 г.

ВОСПОМИНАНИЯ О РОДНОЙ ДЕРЕВНЕ ВЁЖИ.

Леонид Петрович Пискунов. Январь 2011 г. Кострома.
О Вёжах написано много – как всемирно известным поэтом Н. А. Некрасовым, так и другими известными поэтами и писателями и местными сочинителями. И так же много сочинено присказок, поговорок и даже стихов.
Вот, кто-то сочинил:

1.
Хороша наша деревня,
Только улица грязна.
Хороши наши ребята,
Только славушка плоха.
Хороша наша губерня,
Славен город Кострома.

2.
Вёжи – деревня-загадка,
Что там живёт за народ? –
Рожь и пшеницу не сеют,
Хмель за рекою растёт.
Ходят они в лапоточках
Осенью и в сенокос.
А если онучи из шерсти,
Ноги не зябнут в мороз*.


* Это только часть – что вспомнил, а было больше. Кто сочинил, не знаю, но декламировали в Народном доме самодеятельные артисты в годы НЭПа.

А вот – приходивший из Куникова мужичок-чудачок Алексей Иванович Худов. Когда мужики-рыбаки приглашали его за стол к пудовому противню жареной рыбы, он, перекрестясь, как бы молитвенно говорил:
Вёжи наживают деньги лёжа: Как трубу везу* ототкнут, Деньги сами в рукав идут**.
А вот сочинение Николая Яковлевича Тукина о рыбаках, братьях
Хеминых – Александре Ивановиче и Василии Ивановиче:
Орлов Никита по горячке,
В ботник*** лещёвки повалив, Но, не доехав до Заезны, Верёвки с поплавкам забыл…



* Ез – плотина на истоке из озера для удержания высокого уровня воды в озере для ловли рыбы тягой воды.

** Имеется в виду, что деньги – это рыба. Говорится о лове рыбы тягой воды в рукав.

*** Ботник – маленькая лодочка (долблёнка-челнок) с одним кормовым веслом, применяемая для охоты и летней рыбной ловли в озёрах и которую можно было одному человеку перетащить из одного озера в другое.

Дальше не помню. И концовка такая:

Братья Орловы
Лещей ловить всегда готовы.

А вот ещё сочинение местных поэтов о крестном ходе в Вёжах:
С колокольни слышны звоны,
Вокруг Вёж несут иконы,
А за ним причёт чуть пьян,
Прячет денежки в карман.
Были и такие представления.
Владелец чайной Павел Гаврилович Пыхов летом в озере Семёново ловил карасей ветелями. Пойманных карасей там же сажал в живорыбку-садок (копил, чтобы были живые). А в это время Кондратий Мазайхин и Григорий Семёнов бродили в озере бреднем и зацепили тот садок с карасями и забрали себе. Через день-два Пыхов пропажу обнаружил и, кто украл садок, узнал. Чтобы как-то этому делу придать гласности и обличить воришек, он сделал так. В чайной у него был граммофон с большой трубой, он для публики заводил пластинки
с различными песнями. И вот, была одна такая песня:
Не видали ли, как туча шла?
Не слыхали ли, как гром гремел?
В это время Пыхов выскакивал из-за прилавка, пускался в пляс и припевал:
«Не видали ли, как Гришка Семёнов с Кондрашкой из садка карасей у меня унесли?»

Мужики хохотали, поджимая животы, а Гриша и Кондраха после этого перестали ходить в его чайную.


Необычная жизнь деревни и людей определялась географическим положением – «низменным краем», как определил Н. А. Некрасов. Всё у нас было не так, как на равнинной части России.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Архив блога