суббота, 25 апреля 2015 г.

Улицы в Костроме, как и в других средневековых породах, не четко обозначенны: обычно они прерываются, огибая пруды, болотца, горки, повторяют извилины рек, пересекаются огородами.

По дороге к Ипатьевскому монастырю
Ипатьевский монастырь — своеобразнейший уголок Костромы. Белые стены и башни монастыря-крепости, высящиеся при слиянии двух рек — Волги и Костромы, живописный архитектурный ансамбль XVI—XIX веков, собранные здесь художественные сокровища — все это привлекает к Ипатию, превращенному в государственный историко-архитектурный музей-заповедник, тысячи туристов.
Обойдем слева пожарную каланчу и выйдем на проспект Текстильщиков
К Ипатьевскому монастырю туристы отправляются, закончив осмотр площади Революции. Обойдем слева пожарную каланчу и выйдем на проспект Текстильщиков. Он проложен по древней Брагиной улице, соединявшей первоначальный центр города на берегу реки Суды с новым центром на месте парка «культуры та отдыха, куда в начало XV века был перенесен костромской кремль. Улица была одной из оживленнейших в городе. В XVIII веке ее уничтожил пожар, и на её месте возникла более длинная и широкая — Царевская, или Константиновская. Улица свела к фабрикам, после Октябрьской революции ее переименовали в Пролетарскую, а позднее назвали проспектом Текстильщиков. В настоящее время старая улица совершенно преобразилась, украсившись новыми многоэтажными зданиями.
История проспекта неразрывно связана с революционными выступлениями костромских трудящихся. 19 октября 1905 года на Сусанинской площади состоялся митинг передовой (молодежи, прошедший под лозунгами борьбы с самодержавием. Полиция оттеснила участников митинга на Царевскую улицу, где на них набросились черносотенцы. Они загнали юношей и девушек в так называемый «доходный» дом Прасковии Каменской (на левой стороне улицы, где» сейчас магазин «Гастроном») и устроили там настоящее побоище, избивая их палками, сбрасывая с лестниц и из окон.
На правой стороне улицы стоит небольшой двухэтажный дом (№ 20), который в начало XX вока принадлежал талантливому искусствоведу и юристу Ивану Александровичу Рязановскому, основателю и первому директору костромского музея. Способный ученый, знаток почти всех европейских языков, крупнейший коллекционер и библиофил, Рязановский был близким другом многих выдающихся деятелей русской литературы и искусства: А. Блока, Н. Рериха, В. Мейерхольда, А. Н. Толстого, А. Чапыгина и др. В Кострому к нему приезжали и жили в его доме на Царевской улице писатели А. Ремизов, М. Пришвин и Ф. Сологуб, В. Д. Бонч-Бруевич, ученые С. Ф. Платонов и Арне Туре, художники С. Чехонин и И. Павлов и др. Часто гостил у Рязановского замечательный русский художник Борис Михайлович Кустодиев — окна его комнаты на втором этаже выходили во двор. Полюбив окрестности Костромы, он купил там усадьбу Маурино и приезжал отдыхать. В костромских местах художник написал ряд известных картин. Сейчас в районном центре Островском создан музей Кустодиева.
Пройдя один квартал по просп екту Текстильщиков, повернем влево на Пятницкую улицу. По ней в XVII веке проходила крепостная стена Нового города, защищавшая костромской посад от внезапных вражеских нападений. Однако военные действия протекали вдали от Костромы, а стена стесняла растущий посад и постепенно ветшала. Поэтому в том же XVII веке стену сломали, а на ее месте проложили улицу.
С левой стороны улицы, примерно посредине квартала, в начале прошлого века стоял одноэтажный каменный дом, над которым возвышалось куполообразное сооружение. Построил его местный купец и талантливый механик-самоучка Александр Васильевич Красильников. Идя по стопам Кулибина, он сделал удивительно точный хронометр, изобрел и усовершенствовал много приборов, бесплатно снабжая ими губернскую гимназию. Красильников достиг совершенства и в архитектуре, выстроив ряд превосходных зданий и деревянный мост через реку Кострому.
Он изготовил также телескоп, оборудовал в своем доме обсерваторию и по ночам проводил наблюдения звездного неба.
На углу квартала, при пересечении улиц Пятницкой и Островского, находится памятник архитектуры последней трети XVIII века — так называемый дом детского приюта. Угловая часть двухэтажного здания имеет плавное полуциркульное закругление с шестью коринфскими полуколоннами. Пропорции колонн, изящный рисунок капителей, тонкая рустовка первого этажа делают необычайно привлекательным облик здания и позволяют отнести его к лучшим образцам жилой архитектуры в Костроме.
Ныне это жилой дом, прежде же здесь помещались заведения так называемого Человеколюбивого (благотворительного) общества, занимавшегося воспитанием сирот и детей бедных родителей и оказанием бесплатной медицинской помощи. С середины прошлого века общество перебралось в другое помещение, а в доме остался только детский приют, просуществовавший до 20-х годов нашего столетия.
Площадка на перекрестке улиц Островского и Пятницкой — центр древнейшей Костромы. Здесь на срытом уже в наши дни холме, видимо, обосновались в X веке первые славянские поселенцы, а потом находился княжеский терем ,и площадь, где собиралось вече.
По Пятницкой улице протекала когда-то полноводная река Сула. После исчезновения густых прибрежных лесов она сильно обмелела, остался только овраг. В XIX веке его засыпали.
Дальше путь к Ипатьевскому монастырю проходит по улице Островского. Это одна из стариннейших улиц города, носившая прежде название Мшанской; она упиралась в болото, куда жители ходили !за мхом, чтобы конопатить пазы в своих избах. Вообще улицы в Костроме, как и в других средневековых породах, не были четко обозначенными: обычно они прерывались, огибая пруды, болотца, горки, повторяли извилины рек, пересекались огородами. По левой стороне Мшанской улицы до самой Волги тянулись огороды и пастбища, а на улице находилось много скотных двороов. Часть ее территории в XV веке была передана под скотные дворы Анастасьинскому женскому монастырю, на этом месте вскоре возникла Гашеева слободка.
В конце XVIII века Мшанская улица стала называться Московской (по ней шла дорога на Москву), она превратилась в излюбленное место жительства богатых купцов и чиновников, быстро (застроивших ее особняками. В 1823 году улица первой в Костроме была вымощена булыжником.
В Костроме сохранилось несколько кварталов, целиком застроенных в первой половине XIX вежа, например, дома с № 22 по 44 по улице Островского. Они дают наглядное представление об архитектурном облике губернского города.
Одно из любопытнейших зданий — дом Акатова (№ 22), потомственного костромского купца, известного широкой благотворительностью. Это — маленькое здание (размеры в плане 10 X 7,5 м), на которое перенесены все типичные для большого особняка композиционные приемы. Фасад украшен портиком из 4 чрезмерно втянутых тосканских полуколонн на высоких постаментах, соответствующих цокольному этажу здания. Колонны поддерживают фронтон, над которым возвышается еще и аттик. Углы дома закреплены пилястрами. Средняя часть здания имеет мезонин. План дома компактен и хорошо связан с внешним архитектурным решением.
Рядом с домом Акатова — так называемое Песошенское подворье, принадлежавшее богатому Песошенскому монастырю, а на углу улиц Островского и Комсомольской находится бывший дом купцов Скалозубовых (№ 30). Здесь родился и правел свою юность выдающийся ученый-агроном и селекционер, прогрессивный общественный деятель Николай Лукич Скалозубов (1861—1915). Окончив Петербургскую сельскохозяйственную академию, он уехал в Сибирь и сыграл огромную роль в развитии сельского хозяйства этой далекой окраины. Статистическими данными, собранными ученым, широко пользовался В. И. Ленин. Избранный депутатом II и III Государственной думы, Скалозубов примыкал там к революционному крылу — именно он добился амнистии для приговоренного к смертной казни М. В. Фрунзе. Перерыв между думскими сессиями Скалозубов проводил в Костроме, где проживала iero семья.
Характерная особенность Костромы — обилие жилых домов — памятников деревянного зодчества XVIII—XIX веков. Соседствуя с каменными постройками и гармонируя с ними, они придают улице своеобразную прелесть, радуя глаз замысловатой резьбой наличников, изяществом карнизов, искусной выточкой балясин на галереях. Дом № 32 по улице Островского выстроен сравнительно поздно — во второй половине XIX века и принадлежал до революции подрядчику П. М. Москвину. Следующий дом, отнесенный в глубь двора и повернутый торцом к улице, построен в начале XIX века. Он представлял из себя настоящую усадьбу с людскими и конюшнями, тоже не лишенными изящества. В 1958 году во дворе дома сгорел сарай с галереей, огражденной великолепными балясинами. Переходя из рук в руки, дом частично перестраивался, теряя при этом свои художественные достоинства.
Напротив этих домов находится здание, построенное в начале XIX века (ныне стационар противотуберкулезного диспансера). Его первым владельцем был уже известный нам сенатор С. С. Борщов, едавший дом в аренду Костромской палате государственных имуществ. В верхнем этаже была квартира управляющего, в нижнем — канцелярия. Государственные крестьяне, численность которых в губернии достигала нескольких сот тысяч, приходили сюда с различными прошениями и жалобами на притеснения властей.

Квартал улицы Островского между Больничной и Депутатской в старину назывался Подвязьем по имени Спас-Подвязного монастыря, упраздненного в конце XVII века. Здесь обращает на себя внимание дом № 40. Несмотря на переделки, он сохранил облик полотняной мануфактуры XVIII века. Это была полотняная фабрика богатейших

Комментариев нет:

Отправка комментария

Архив блога