понедельник, 24 августа 2015 г.

«Будем живы!»

Н.Н. Суслова
Зачем ты послан был и кто тебя послал?
Чего, добра иль зла, ты верный был свершитель?
Зачем потух, зачем блистал,
Земли чудесный посетитель?
А.С. Пушкин
Как-то меня спросили: «Для чего ты читаешь?» Не особенно задумываясь, я ответила: «Чтобы рассказать другим». На этом «рассказать другим» мы и подружились с Владимиром Николаевичем Леоновичем.
Я не помню, в каком году мы познакомились, это было очень давно. При встрече любезно раскланивались. Находя знакомое имя на книжных полках или в Москве, или в Тбилиси я искренне радовалась успехам земляка.
Однажды после каких-то очередных посиделок в Костромской областной научной библиотеке мы вышли вместе и разговорились. Прочитав Варлама Шаламова, Владимир Николаевич спешил «рассказать другим»: он был полон судьбой, прозой и поэзией Шаламова. Прогулка наша затянулась. Засыпающий провинциальный городок с живописными деревянными домами, оживающими после зимнего сна садами, силуэтами храмов усиливал впечатление от рассказанного.
Вскоре Владимир Николаевич перебрался в Кострому на постоянное место жительства. Это были не лучшие для него дни. Болела душа… И как нельзя кстати в это время оказалось общение с моими студентами.
Владимир Николаевич встречался и с преподавателями, сотрудниками, студентами лесомеханического факультета Костромского государственно технологического университета, и с отдельными потоками, и с небольшими группами любителей поэзии и литературы.
Перед встречами он очень волновался, продумывал одежду, всегда какой-то ненавязчивой деталью подчеркивая свою принадлежность к цеху поэтов, набрасывал последовательность тем для разговора, подбирал книжечки стихов. Относился к студенческой аудитории очень ответственно. Общение никогда не укладывалось в отведенное время. В пору всеобщего вранья и воровства, которая охватывала нашу страну, в пору охаивания всех и вся, встреча с человеком, имеющим твердую гражданскую позицию, страдающим за судьбу своей малой и большой Родины, дорогого стоит для вступающего в жизнь.
Ребят восхищали обширные познания Владимира Николаевича, его безупречная манера чтения стихов своих и чужих, внешний вид — полное несоответствие возрасту, моложавость. До глубины души потрясало, что он в одиночку поставил православный крест во имя всех умерших, убиенных и пропавших без вести сограждан любых конфессий, белых и красных… Слушали всегда очень внимательно, задавали вопросы. От избытка чувств студентка Венера Иксанова изложила свои впечатления в стихах, чем очень тронула Владимира Николаевича.
Случилось так, что была назначена очередная встреча с потоком студентов, а Владимир Николаевич сломал ногу. Вечер не отменили. Студенты подняли гостя на второй этаж на руках. Опираясь на костыль, поэт за два часа общения так ни разу и не присел. А закончился этот день на кухне Владимира Николаевича, где он угощал моих студентов Сашу Иванова, Сашу Мешалкина, Антона Иванова и меня своей знаменитой тушеной со свининой картошкой, которую он мастерски готовил. Нашлась у хозяина и бутылочка грузинского вина, благополучно нами распитая за грузинских поэтов, стихи которых в переводе В. Леоновича звучали в эксклюзивном исполнении переводчика. И столь разные грузинское вино и русская тушеная картошка как-то не поссорились. Оба Саши пробовали себя тогда в поэзии, тем для разговоров было предостаточно. Расстались заполночь.
Один из моих дней рождения я отмечала в компании коллег и студентов, в качестве гостя был и Владимир Николаевич. Как-то так получилось, что между Владимиром Николаевичем и мной вспыхнула «поэтическая дуэль». Напрасно я старалась привлечь присутствующих вмешаться — не получилось. Каково же было мое удивление, когда через год на таком же «заседании» стихи наизусть читали все приглашённые студенты. А результатом общения с Владимиром Николаевичем получились вечера поэзии, организованные студентами в совсем не поэтические перестроечные времена. Сергей Есенин, Борис Пастернак, Марина Цветаева, Арсений и Андрей Тарковские…
Благодарна я Владимиру Николаевичу и за дружеские отношения с семьёй Бурлуцких, хранителей памяти костромской ветви Пушкиных. Две совместные встречи старого нового года в Давыдкове в гостеприимном доме Бурлуцких в обществе Александра Михайловича, Антонины Павловны, их сына Юры, его жены Светы и двух очаровательных внучек Анюты и Алены не забыть. Начальник острова Врангеля в прошлом, Александр Михайлович решил сохранить пушкинскую усадьбу в д. Давыдково. В память о Владимире Николаевиче в Давыдкове остались профессионально сложенные им печи. Строителя уже нет, а печи в прямом смысле хранят тепло рук их создателя. Этой своей работой Владимир Николаевич очень гордился, да и есть чем.
—————————————————
Наталия Николаевна Суслова — кандидат физико-математических наук, доцент кафедры высшей математики Костромского государственного технологического университета. Автор публикаций в научных изданиях, заметок в газетах и журналах. Для ближнего круга — «Большая медведица с медвежатами» (это прозвище нравилось В. Леоновичу).

воскресенье, 16 августа 2015 г.

ЛИТЕРАТУРНАЯ КОСТРОМА: Былое и думы


П.А. Разуваев [*]
Щемиловка, Щемиловка, студенческая юность…
11 августа 2015 года прошла встреча выпускников 1975 года филологического факультета КГПИ имени Н.А. Некрасова.
У памятника Сусанину
Фотоаппараты выпускников 1975 года «щёлкали» весь день
Нас вместе Галка собрала. И — макарьевцы
Не знаю, как так получилось, но выпускники филфака 1975 года встретились впервые за 40 лет. Просто были заняты в эти годы: работа, семья, дети. А сегодня мы перешагнули 60-летний рубеж, дети уже взрослые, самостоятельные, огороды и садовые участки не так актуальны для нас. И — наконец-то всё же собрались в Костроме благодаря организаторским усилиям Галины Струментовой, ныне Капежинской, из Макарьевского района, взявшейся за переписку и провернувшей огромную работу по устройству самого праздника на базе бывшего профилактория при общежитии на Щемиловке.
Галя прошла и школу, и инспекцию по делам несовершеннолетних в родном Макарьевском районе. Трудным подросткам отдала 24 года. В милиции познакомилась и с будущим мужем Алексеем. Подполковник милиции в отставке приехал на встречу вместе с супругой и помогал ей в организационных хлопотах.
С берегов Унжи поступили в пединститут в 1971 году сразу пятеро наших однокурсников. И все они вернулись в родные места. Таня Архипова стала учителем высшей категории и до сих пор преподает в школе. Лиза Сычёва тоже посвятила жизнь макарьевским школам. Потомственный учитель Юра Дубровин больше 30 лет учительствовал в Дорогинской средней школе, был её директором. Как и в студенческой юности, он «на ты» с гитарой, и мы вспомнили песенный репертуар нашей молодости.
В Дорогиню Юра распределился в 75-м году вместе с женой Людмилой. Эта семья образовалась в студенческие годы.
Среди нас — Заслуженный учитель России
Трудно узнать друг друга через 40 лет. Мы по этому поводу и шутили, и грустили ещё у памятнику Ивану Сусанину, у подножия которого и собирались. Нет, мы — народ молодцеватый, энергичный и на дедушек и бабушек не похожи, хотя у большинства из нас есть внуки и внучки.
«Мы просто перешли в другое качество», — говорили ребята. Из девочек и мальчиков сформировались профессионалы разных профессий. Духовная среда провинции. К примеру, Коля Демидов стал в Галичском районе Заслуженным учителем России. Кстати, он тоже женился на однокурснице Вале Кадниковой. Как и я — на одногрупнице Тоне Батиной, ныне главном специалисте ФМС России по Ивановской области.
Ушли в другие профессии и ещё несколько человек из нашего выпуска. Галя Алтунина из Мантурова (ныне живет в Костроме) — майор милиции запаса, костромичка Валя Посеренина — музейный работник со стажем. Её землячка Галя Макарова — кандидат психологических наук, моя землячка из Пыщуга Галя Яблонская, поработав в Павинском районе, оказалась в селе Красное-на-Волге в редакции районной газеты. Буевлянка Люба Чистякова по семейным обстоятельствам — одна растила дочь и двойняшек (муж погиб в 27 лет) — ушла в близкую профессию — детский сад.
Лена Толстопятова (к сожалению, её не было на встрече) перевелась на филфак Ивановского госуниверситета и заканчивала уже этот вуз, так как родители переехали в Иваново. Но до сих пор поддерживает связь с Костромой и своими однокурсниками по первой группе. Она — известный ивановский искусствовед, многие годы работала заместителем директора Ивановского областного художественного музея, сейчас — заведующая музеями ИвГУ.
Гимн педагогам и Лидии Дмитриевне Волковой
Все профессии хороши. И всё же все мы первые наши праздничные здравицы произносили в честь выпускников филфака, которые посвятили жизнь школе, отдав ей по 30—40 лет.
Этот наш порыв поддержала и приехавшая на встречу профессор, доктор филологических наук Лидия Дмитриевна Волкова, любимый декан с 1972 года до выпуска в 1975-м. Помним её заботливой наставницей, приходившей даже в общежитие посмотреть, как мы живём. Бывало, вспомнила Лидия Дмитриевна, и не вовремя, когда на столе в комнате на четверых набивалась целая группа, отмечавшая чей-то день рождения под обычный, крупно нарезанный хлеб, помидорки и с трёхлитровой банкой какого-то лучистого вина. Но журила за это ласково…
Но насчёт лучистого — это, конечно, шутка. Наш декан говорит, что запомнила нас как студентов, стремящихся к знаниям, редко пропускающих занятия. Совершенно не было пропусков во второй и третьей группах, где учились, в основном, выпускники из райцентров и сельских школ. Они особенно старательно готовились к семинарам. Как сказал кто-то из ребят, «научная библиотека имени Крупской была нашим вторым домом».
Мальчишки и девчонки из городов и районов области, как губка, впитывали в себя и культуру областного центра. К примеру, вспомнили, как темноволосая девочка в очках из Неи Таня Бугрова (её тоже не было на встрече) организовывала культпоходы в театр имени Островского. Благодаря ей мы пришли на концерт тогда ещё молодой певицы Елены Камбуровой.
А мне запомнились обсуждения выставки художников Шуваловых в городской библиотеке имени Пушкина; я, тогда единственный поэт курса, ходил на улицу Симановского в молодёжную газету в литобъединение «Молодые голоса».
Наша 3-я «деревенская» группа дала всех краснодипломников курса — с отличием окончили вуз Таня Самодурова и Таня Ухова, а я, лидер по итоговым баллам за все годы обучения, получил на госэкзамене четверку у Ольги Александровны Минухиной, но не расстроился ничуть. Ну не знал я современный русский язык на пятёрку.
Лидия Дмитриевна и её уроки методики преподавания литературы, а также замечательные методисты кафедры современного русского языка, многочисленные практики в школах и пионерских лагерях, — говорили наши однокурсники-педагоги, — вдохнули в них уверенность в своих творческих силах. Об этом с благодарностью говорили асы педагогического труда Галя Маренина (Шарья), Таня Самодурова (Чухломский район; 40 лет работала в одной школе — Введенской), Таня Ковалёва (Парфеньевский район), Таня Кишалова (Кострома). Таня Кишалова даже на Колыме преподавала.
Люба Карцева рассказала Лидии Дмитриевне и нам, что до сих пор учительствует, — уже в Тверской области, в сельской школе, и её ученики-выпускники нынче набрали на ЕГЭ по русскому языку по 95 баллов: «А ведь я могла поступить в сельхозинститут, побеждала школьницей в областном конкурсе животноводов и получила направление на зоофак».
Галя Громова (Лебедева) — одна из тех, кто до сих пор в школе, с детьми, да ещё какой! Элитной гимназии № 1 в Костроме. В 2014 году ко Дню учителя награждена премией КГУ имени Некрасова за практическую подготовку студентов. Она ничуть не изменилась. Такая же хрупкая и обаятельная.
Валя Красотова тоже приехала с мужем, Юрием Кудрявцевым. Мы помним его симпатичным парнем с физико-математического факультета, очень похожим на Есенина.
Эта педагогическая семья служила образованию в Пыщуге, потом — в Волгореченске. Юра 25 лет руководил там лицеем № 1. Ему присвоено звание Почётного гражданина города Волгореченска. Конечно, это успех и нашей Вали. Юра пишет песни и исполнил несколько из них на вечере встречи. Это по-прежнему очень красивая пара.
Чуть опоздала Люда Ромащенко, ставшая элегантной дамой. Мы искренне сопереживали её горю. Ведь она родом из Донбасса, из Горловки, а там, в разбомбленном городе, оставалась мама. Люда перевезла старушку в Кострому, но её сердце остановилось от перенесённых испытаний.
Всего на встрече были 25 из 70 выпускников. Великолепный результат организаторской работы Галки, кстати, старосты второй группы.
Нам дорога похвала Лидии Дмитриевны в адрес наших товарищей педагогов: «Вы учились не ради корочек, как учатся многие студенты сейчас, а ради знаний. И стали прекрасными учителями. И профессионалами в других сферах. Я рада встретиться с вами. Всех помню, всех люблю. Заходите ко мне не в гости…»
А мы и не сомневались, что Лидия Дмитриевна всех знает и помнит. И узнала многих через 40 лет. У неё фантастическая память и энергия. Надеемся, она тоже была одухотворена радостью и грустью этой встречи.
В школе работают не ради зарплаты
Конечно, говорили и о проблемах российского учительства. Реформа в образовании, говорили мои ровесники педагоги, свелась к ЕГЭ, созданию компьютерных классов даже в глубинке, но зато резко прибавилось бумажно-методической работы: «Мы погрязли в отчётах». Зарплаты, особенно в сельских малокомплектных школах, остались низкими.
«Я ушла на отдых с зарплаты в 11 тысяч рублей. Сам понимаешь, какую пенсию получаю», — говорила мне одногруппница, одна из пяти макарьевских сельских педагогов.
Но проблемы никто не «педалировал». Поразительно, но 60-летние городские и сельские «девчонки» рассказывали о своих школах и учениках с нежностью. Галя Громова призналась, что даже в каникулы рвалась на работу, — уже соскучилась: «Буду учительствовать столько, сколько позволят. Не могу без школы». Люба Карцева, та самая, у которой сельские школьники в глубинке Тверской области набирают 95 баллов на ЕГЭ, прямо с вечера встречи спешила на московский поезд: «Надо скорее домой, в деревню, в школу».
Но, если честно, не все мои однокурсники-учителя горят желанием снова встать у классной доски. «Мы устали, работа в школе требует полной самоотдачи, очень непростая, и сейчас просто отходим от неё. К тому же у многих хозяйство, огороды. Как там говорила героиня у Чехова в “Дяде Ване”: “Мы отдохнём”», — снова свели разговор к шутке они. Но учителей в селе не хватает, выпускники филфака не едут в деревню, и, уверен, наших пенсионеров ещё уговорят вернуться…
Экзамен у Билинкиса — как сопромат в техническом вузе
Мы вспомнили всех наших преподавателей. Почтили память лиричного Бориса Михайловича Козлова, строгой Ольги Александровны Минухиной, увлечённого Пушкиным Михаила Нольмана, добрейшего психолога Льва Уманского… Порадовались, что по-прежнему в строю профессоров КГУ Юрий Владимирович Лебедев, Владимир Васильевич Тихомиров (наш первый декан), Нина Семёновна Ганцовская, Алина Михайловна Мелерович.
Обросли легендами (и мы с удовольствием их снова рассказывали друг другу) имена Вячеслава Сапогова, Альберта Крупышева, Тамары Козловой, Михаила Билинкиса…
К примеру, сдать экзамен по литературе XVIII века Билинкису было — как сопромат у студентов технических вузов. Если сдал — значит, закончишь институт. Он требовал воспроизвести свои иерархические схемы построения общества и теории с буквальной точностью. И — с нас не требовались никакие собственные размышления. Несколько человек тогда завалились. Костромичка Лена Аккуратова и со второго, и с третьего раза не сдала и ушла из института. Кстати, поздней с отличием закончила культпросветучилище, а потом и Ленинградский институт культуры. Лена, мы и тебя помним! Жаль, что ты не пришла на встречу.
Как помним и отчисленного Сашу Цветкова, которого призвали в пограничные войска, а после армии — в милицию. Он рано ушёл из жизни.
На курсе, где учились 75 студентов, было пятеро парней. Закончили вуз трое. Костромич Володя Приварский, по-моему, сам ушёл с третьего курса.
…Уезжал домой в Иваново в этот же вечер на автобусе в 18.40. И надо же, на автовокзале увидел Таню Самодурову, которая ждала свой рейс на Чухлому в 19.00. 20 минут до моего отправления снова говорили о былом, делились думами о сегодняшней жизни. Как будто и не было бесед и воспоминаний в этот день. Не наговорились… У Тани было замечательное настроение. Вся она какая-то просветлённая. Такое же настроение сохраняется до сих пор и у меня, у всех, кто приехал на встречу. Моя супруга и однокурсница Тоня осталась в Иванове, на работе не отпустили. Она, честно ей сказал, многое потеряла. Вернуться в студенческую юность — это всё-таки здорово!
Я прочитал на встрече свое стихотворение «Щемиловка» из первой книжки стихов «Отпуск в Иваново-Вознесенске», изданной в 2003 году. Им и закончу этот отчёт для сайта «Кострома — русская провинция».
Павел РАЗУВАЕВ
Щемиловка
Щемиловка, Щемиловка,
Студенческая юность…
Ах, снова защемила как,
И снова ты вернулась.

Я Кострому не миную,
Заеду ненадолго
На улочку ту милую
Недалеко от Волги.

Под знаменитой горкою
Вблизи театра кукол
Стою и, снова окая,
Хочу развеять скуку.

Звенящая, шумящая
И за полночь общага,
На головах стоящая,
Мне до тебя полшага.

Головки мать-и-мачехи
Такие же родные,
Но только эти мальчики
И девочки — другие!

На серых подоконниках
Не наши ли гитары?
Но нынче здесь спокойненько
В пятиэтажке старой.

Из банок после сессии
Не ловят винный лучик…
Уеду. Дома весело
Я вспомню юность лучше…

Щемиловка грустящая,
О нас ты не забыла?
Какая грусть щемящая…
Давно всё это было.
2002 г. [**]
———————————————————
[*] Павел Александрович Разуваев, выпускник филфака 1975 года; журналист; г. Иваново.
[**] Специально для сайта костромка.ру.

суббота, 8 августа 2015 г.

День города в Костроме завершился фестивалем фейерверков на реке Волге

В сумерках 8 августа остановлен поток транспорта вдоль набережной линии. Дебренская улица к этому времени начинает превращаться в сплошную пробку из скопившихся авто.
Служба ДПС блокирует, но отдельные автомобили ездят 
По темным улицам Лесной и 1 Мая, при полном отсутствии работающих фонарей пешком через толпу удалось пробраться до ближайших освещаемых перекрестков и пристроиться за спинами прочих наблюдателей начинающегося фейерверка.
Вид с ул. Чайковского
Линия берега до самой воды забита плотно стоящими зрителями.
Вид с ул. 1 Мая в сторону городского парка
Удобные зрительные места вокруг кремлевской стены были заняты заблаговременно

Детей для удобства сажали на плечи
Из различных анонсированных мероприятий праздничного дня наиболее посещаемым костромичами можно назвать ночное представление пиротехники

Фоторепортаж подготовил Тимур Пакельщиков



пятница, 7 августа 2015 г.

Костромской магазин Н.Р. ГЛЕЙЗЕР в доме Гожевой на ул. Русина в начале XX в. торговал велосипедами

Фото Виктор Верховский
Магазин Н.Р. ГЛЕЙЗЕР
Кострома,Русина ул. дом Гожевой,
Отделения: Ст, Середа, Нер. Уезд, Большая дорога, дом Бр. Морозовых.
Предлагает товары лучших фабрик, как-то: швейные машины: "Юбилейные Попова", Гритцнер, Келлер и др.
Вязальные машины класс и флонтье, велосипеды английских и немецких фабрик: "Гумбер", "Дукс", "Ю.А. Меллер", "Торпедо", "Рояль", "Гритцнер","Флит"


Дом Гожевой на ул. Русина.

 Ул. Советская Дом № 51. Здание бывшего магазина

суббота, 1 августа 2015 г.

Кострома, мон амур

В поисках русской Атлантиды

Хобби у Натальи Сергеевны долгое время не было. До того ли работающему в школе учителю? Станешь ли вязать или вышивать, если у тебя гора непроверенных тетрадок и недописанных программ? Вымотавшись за день, Наталья Сергеевна отдыхала за книжкой. Но в последние годы стала замечать, что ей все реже хочется дочитывать повести до конца. Будучи учителем литературы, воспитанным на проверенной временем классике, она остро чувствовала авторский произвол и не хотела быть свидетелем чужих «игр разума». Наталье Сергеевне все больше нравились другие книги, основанные на подлинных свидетельствах времени: дневниках, газетных материалах, письмах, документах. В них Наталья Сергеевна чувствовала биение настоящей жизни. Наверное, поэтому в ее жизни не замедлило появиться новое увлечение - генеалогия.


Судьбоносная встреча

Пятнадцать лет назад наша героиня переехала в Ивановскую область, поближе к заболевшим родителям, и устроилась в местную школу. А до этого несколько лет жила в Нижнем Новгороде, на родине мужа, и работала в одном из нижегородских лицеев. Коллектив был хороший, коллеги в основном знающие, интересные, увлеченные. Оказавшись совсем в другой школе, Наталья Сергеевна по-настоящему тосковала. В Нижний навестить родных мужа они приезжали лишь летом, когда в школе уже не было никого из учителей, поэтому встречи с бывшими коллегами почти всегда были случайными, но очень радостными. 

Так, в прошлом июле на центральной пешеходной улице города Наталья Сергеевна встретила коллегу, которая в те времена работала учителем физики и была завучем по науке. Обе обрадовались встрече, решили зайти в кафе и там за разговором просидели чуть не два часа. Наталья Сергеевна уже знала от других коллег, что А. ушла из лицея по семейным обстоятельствам. Оказалось, что коллега не сидела дома без дела - начала поиски своих предков из Литвы по линии бабушки. Ее бабушка, совсем молодой вышедшая замуж за русского прапорщика, служившего в полку, расквартированном на территории современной Прибалтики, в годы Первой мировой войны была эвакуирована вместе с другими семьями военнослужащих. Так она оказалась в Нижегородской губернии, в деревенской глубинке. В то время пока муж был на фронте, общалась в основном с соотечественниками - беженцами из Литвы, Латвии и Польши, по-русски бабушка до конца жизни говорила с сильным акцентом. А беженцев в Нижегородскую губернию было направлено множество - их размещением и организацией помощи занимались и государственные, и общественные организации. 

Собирая в архивах сведения о своих родственниках, А. открыла такой материал о беженцах, что результатом ее многолетних поисков стал сайт «Беженцы Первой мировой», где собраны сведения обо всех семьях, приехавших в Нижегородскую губернию, об условиях жизни, проблемах, образовании, медицинской помощи и трудоустройстве. Конечно, делала его не в одиночку - к созданию сайта позже подключились еще несколько энтузиастов, так или иначе связанных с архивными поисками.

Выслушав рассказ коллеги, Наталья Сергеевна всю неделю была под впечатлением - она давно хотела найти истоки своего рода. По рассказам родителей, которые уже умерли, ее прабабушка происходила из Костромской губернии. О семье прабабушки, ее родителях, братьях и сестрах до Натальи Сергеевны дошли лишь легенды, в правдивость которых можно было верить с большой натяжкой. Что и понятно: сословие, если оно только не рабоче-крестьянское, замалчивалось вплоть до 60-х годов прошлого века. Более того, у Натальи Сергеевны не было уверенности даже в том, что известная ей девичья фамилия прабабушки действительно была девичьей, а не досталась от первого мужа. Первый брак был бездетным, супруги вскоре разошлись, но фамилия могла и остаться. То есть искать Наталье Сергеевне предстояло неизвестно кого и неизвестно где. 

Икона Иверской Божией Матери
Сохранилось предание и о том, чем занимался прапрадед - лечил людей и животных. Фельдшер ли он был, врач ли земский, может, просто ветеринарный врач, пользовавший за неимением поблизости лекаря и людей, об этом легенда умалчивает. Одно было известно более или менее доподлинно - однажды богатый купец, которого прапрадед вылечил от недуга, привез на хутор подводу с щедрыми подарками. Прапрадед вышел на крыльцо и, увидев дары, отослал их назад со словами: «Мне ничего не нужно. У нас все есть» (к слову, у прапрадеда было десять детей - три девочки и семеро сыновей). И тогда купец приехал к нему лично с большой иконой Иверской Божией Матери. Икона долго хранилась в семье как самая дорогая реликвия, а в 80-х годах была передана одному из действующих храмов Ивановской области. В 2000 году храм ограбили - унесли несколько самых старых и ценных икон, в том числе и Иверский образ. Он остался лишь на заднем плане семейной любительской фотографии.
Располагая столь разрозненными и сомнительными данными, Наталья Сергеевна начала поиски. И за несколько месяцев поисков узнала много интересного, но не о своих предках, а об их малой родине, о Галиче, в котором никогда прежде не бывала, да и обо всей Костромской губернии, ее истории, быте, нравах и повседневной жизни костромичей разных сословий. Оказалось, что этот край был вотчиной многих известных российских фамилий. Отсюда не только династия Романовых, жили здесь предки Лермонтова, Грибоедова и многих других прославленных россиян. С каждым костромским городом и селением связано так много интересных исторических событий, неожиданных фактов, человеческих судеб, что не перестаешь удивляться причудливости жизненных переплетений. 
То, что узнала Наталья Сергеевна, не могло конкурировать по содержанию и эмоциональному накалу ни с одной самой интересной книгой. Это было самым захватывающим чтением в ее жизни. Особенно радовало то, что эта «книга» никогда не закончится, и чем дальше читаешь ее, тем интереснее становится. 
Генеалогические изыскания моя героиня вела поздно вечером и ночью.  Это было впервые в ее жизни - во время поиска она забывала обо всем на свете: о школе и коллегах, о бытовых проблемах, о событиях в Украине, об инфляции. Каждое сделанное ею маленькое открытие приносило столько счастья и радости, что она вставала бодрой и радостной даже после короткого сна. И в школе, кстати, коллеги заметили перемены и блеск в глазах. «У тебя роман? - спросила одна из самых близких по школе. - Ты вся сияешь». «Да, - честно ответила Наталья Сергеевна, - с Галичем». «А разве он не умер?» - удивилась приятельница. «Мой Галич жив-здоров, - ответила, улыбаясь, Наталья Сергеевна, но, увидев расширяющиеся глаза коллеги, поспешила ее успокоить: - Не переживай так сильно. Это город в Костромской области». 


Поиски продолжаются...
Наталья Сергеевна начала поиски с Интернета - с запросов в Костромской архив в надежде разыскать списки медицинского и ветеринарного ведомств и в них встретить знакомую фамилию. В архиве ответили, что ей можно приехать, заказать документы и искать нужное самой. Это она оставила до каникул. Затем написала в Галичский краеведческий музей и в местную газету - попросила дать контакты знатоков родного края. Только они могли бы подсказать что-то на основе легенд и семейных преданий. Сотрудники музея и редакции газет откликнулись сразу же. Давали номера телефонов, адреса. 
Связавшись с некоторыми краеведами, Наталья Сергеевна получила несколько готовых версий и рекомендаций о том, как продолжить поиск. Но этим дело не ограничилось. Краеведы сами стали искать ниточки ее рода, звонили, подсказывали, давали новые контакты. Круг общения учительницы сильно вырос. 
Неожиданно для себя открыла форум ярославских  генеалогов (Ярославского  историко-родословного общества). Именно от них она узнала, что фамилия, которую ищет, распространена среди духовенства. На форуме же ей посоветовали искать предков через списки выпускников Костромской духовной семинарии. Наталья Сергеевна внимательно изучила имена и фамилии всех ее выпускников начиная с 1821 года и даже выписала вероятных предков - с ее фамилией таких оказалось более двадцати человек. Одними из самых интересных для Натальи Сергеевны документов оказались адрес-календари Костромской губернии за 1856, 1862, 1889 и 1890 годы. В них не только сведения о социальном составе всех населенных пунктов и административном устройстве уездов, но даже все-все фамилии служащих различных ведомств, даже нижайших чинов. Так много нового она никогда не узнавала ни из учебников истории, ни из исторических повестей и романов.




Костромские-деревни.рф
Одним из самых приятных и неожиданных подарков во время поисков стало для Натальи Сергеевны знакомство с сайтом костромские-деревни.рф и его организатором и администратором Петром Чернышовым. Вышла она на этот сайт случайно, забив в поисковике названия интересующих ее деревень Костромской области. Оказалось, что наиболее полная информация находится в статьях именно этого сайта. Наталья Сергеевна стала читать выборочно, но так увлеклась, что просмотрела практически всю информацию, представленную на сайте. Была поражена ее богатством и полнотой. 
Зашла и на форум - очень активный. Оказалось, что на любой вопрос по любому населенному пункту, даже несуществующему ныне, администратор дает исчерпывающую информацию. Наталья Сергеевна тоже задала свой вопрос и на следующий же день получила очень подробный и обнадеживший ее ответ. Она была уверена, что общается c пожилым мужчиной, образованным и умудренным опытом. Выяснилось, что Петру всего тридцать с небольшим лет, он выпускник Галичской школы и Костромской сельхозакадемии, а краеведение - его хобби. И что этот сайт он создал, чтобы сохранить память об исчезающей Атлантиде - коренной русской деревне. 
Эта история поразила Наталью Сергеевну больше всего. Мы-то, педагоги, нередко думаем, что молодежь в провинции лишь пьет и предается удовольствиям, а оказалось, есть молодые люди, у которых сердце болит о родной земле. И они времени не жалеют, чтобы по крупице собрать все, что осталось от вымирающих селений,  любое живое свидетельство дорого им. Зайдите и вы на сайт костромские-деревни.рф. Сами все увидите  без комментариев. 
...Сейчас диапазон поисков моей героини расширился от Галича еще на три уезда, и ищет она теперь в нескольких направлениях, но отсутствие скорого результата не расстраивает ее, наоборот, ей все интереснее делать новые открытия. И не только в архивных документах прошлого, но и в настоящем, среди своих современников, она нашла столько жемчужных россыпей, что даже если не отыщет предков, расстраиваться не будет. Спасибо за то, что уже было дано.






Нижний Новгород - Иваново - Кострома
краеведческая литература

Архив блога