вторник, 18 февраля 2020 г.

Жизнь и творчество А.Н. Островского в усадьбе Щелыково

Александр Николаевич Островский считал себя родственно связанным с этим уголком Костромской губернии начиная с майской поездки туда в 1848 году.

Начиная с 1868 года с наступлением весны сюда влекло его от городской сутолоки, или, как однажды он выразился, «от разных беспокойств», шума и пыли, чтобы подышать свежим воздухом, успокоить расшатанные за зиму нервы, восстановить свои силы.

Восторгам 25-летнего драматурга не было предела. «Что за реки, что за горы, что за леса!… Если бы этот уезд был подле Москвы или Петербурга, он бы давно превратился в бесконечный парк, его бы сравнивали с лучшими местами Швейцарии и Италии...», – записывает он в своем дневнике. Драматурга восхищает не только природа, но и обилие зверья и рыбы, местные жители, о которых он отзывается «земляки мои возлюбленные», красивый и удобно устроенный дом. По прошествии лет восторженность Щелыковым не ослабевает, а перерастает в глубокое постоянное чувство.

А.Н. Островский приезжает в Щелыково весьма регулярно сначала как гость. В 1867 году имение было приобретено драматургом и его братом, Михаилом Николаевичем Островским, у мачехи, Эмилии Андреевны Островской. С этого времени драматург ежегодно проводил летние месяцы в Щелыкове. «Мы с братом купили у мачехи наше великолепное Щелыково; вот мне приют…» – сообщает драматург своему другу. С тех пор он проводит здесь с семьёй по неск. месяцев в году.
Часто испытывая недостаток в средствах, драматург возлагает на Щелыково большие надежды. Он серьёзно принимается за обустройство своего хозяйства: ремонтирует подсобные строения, отстраивает маслобойню, заказывает новую сельскохозяйственную технику и семена, обновляет породу скота и т.д. В домашней библиотеке драматурга появляются аграрного направления издания: «Сельское благоустройство», «Земледельческая газета» и другие. Большинству мечтаний драматурга не суждено было сбыться: крупного дохода имение не приносило, но сад и огород приносили удовлетворение и радость. Овощи и фрукты, выращенные в теплице дыни,  артишоки и арбузы были хорошим подспорьем для большой семьи и шли на угощение частых гостей.


Жизнь в костромской усадьбе благотворно действовала на здоровье драматурга и восстанавливала его силы.

Уже через месяц отдыха в Щелыкове Александр Николаевич сообщал друзьям о своем выздоровлении. "Здоровье мое действительно лучше, -- с радостью писал он Бурдину 20 июня 1878 г., -- а приехал я сюда в очень незавидном положении: у меня были постоянные головокружения, так что я не мог пройти десяти шагов, не держась за что-нибудь. Теперь, благодаря хорошему воздуху, а главное, купанью, я чувствую себя свежее" – сообщал драматург в своих письмах. Из воспоминаний современников драматурга мы читаем, что среди любимых занятий и развлечений в усадьбе становятся прогулки по окрестностям, сбор грибов и ягод, охота и рыбалка. Островский будучи страстным рыболовом: часто сидел с удочкой на речке Куекше, выезжал на Меру и Сендегу ловить рыбу неводом. Знал многие премудрости этого занятия и без улова оставался редко. Отдыхом для драматурга являлась и работа за столярным верстаком. Изящные ажурные рамочки, выпиленные лобзиком, ножи для разрезания бумаг, шкатулки – вот далеко не полный перечень поделок А.Н. Островского.
Весьма общительный и гостеприимный Островский настойчиво приглашает в свою усадьбу многочисленных друзей, стремясь с ними делиться собственными богатыми впечатлениями от проживания в Щелыкове: «У нас такой обычай: чем больше гостей и чем дольше гостят они, тем лучше». Друзья охотно откликались на приглашения драматурга. Чаще других посещали Щелыково актёры. Это были артисты московского Малого театра М.П. и О.О. Садовские, Н.И. Музиль, Н.А. Никулина, артисты петербургского Александринского театра И.Ф. Горбунов и Ф.А. Бурдин, провинциальный артист К.В. Загорский. Навещали драматурга в усадьбе писатели С.В. Максимов и Е.Э. Дриянский, драматурги Н.Я. Соловьёв и П.М. Невежин, композитор В.Н. Кашперов. По мнению А.И. Ревякина велика вероятность того, что в Щелыково приезжал писатель Н.А. Некрасов. К услугам гостей был целый дом – небольшой деревянный флигель с мезонином, выстроенный для Михаила Николаевича, бывавшего, однако, в Щелыкове нечасто. Дом впоследствии получил название «гостевой». Здесь также располагались библиотека и столярная мастерская. (Дом этот в настоящее время не сохранился).

Будучи в Щелыкове, А.Н. Островский принимал активное участие в общественной жизни Кинешемского уезда Костромской губернии, выполняя обязанности почётного мирового судьи и гласного Кинешемского уездного земского собрания. Свои обязанности драматург исполнял столь добросовестно, что кинешемское дворянство оказало ему доверие, избрав на должность уездного предводителя. Но Александр Николаевич от этой должности отказался.
В первые годы владения Щелыковым Александр Николаевич по приезде в усадьбу 1-2 месяца отдыхал и лишь потом принимался за работу. Впоследствии творческая работа в Щелыкове становится всё более напряжённой, занимая почти всё время. «Я езжу не из Москвы в деревню и обратно, а из кабинета в кабинет и природу вижу только проездом», – сетует драматург в одном из писем.

В Щелыкове драматург работал над пьесами. Щелыковская природа вдохновляла его, а общение с людьми подсказывало сюжеты для пьес и их образы. Полностью здесь создана «Поздняя любовь» (1873 г.). Почти целиком были написаны «На всякого мудреца довольно простоты» (1868 г.), «Не было ни гроша, да вдруг алтын» (1871 г.), «Последняя жертва» (1877г.), «Бесприданница» (1878 г.), «Сердце не камень» (1879 г.). Были начаты: «Горячее сердце» (1868 г.), «Лес» (1870 г.), «Правда – хорошо, а счастье – лучше» (1876 г.), «Таланты и поклонники» (1881 г.), «Красавец-мужчина» (1882 г.), «Без вины виноватые» (1883 г.).
Здесь же шла работа над совместными пьесами с молодыми драматургами Н.Я. Соловьёвым и П.М. Невежиным. В усадьбе было выполнено много переводов и переделок пьес европейских драматургов, создавались оперные либретто.

В последний день своей жизни, 2 июня 1886 г., Островский работал над переводом с английского трагедии В. Шекспира «Антоний и Клеопатра», читал журнал «Русская мысль». Он скончался от приступа «грудной жабы» (стенокардии). Похоронили А.Н. Островского на погосте храма Св. Николая, неподалёку от горячо любимой им усадьбы.

Архив блога