суббота, 23 мая 2020 г.

Щелыковский музей-заповедник готовит материалы по истории музея

В центре -- Надежда Николаевна Сидорова -- "главная" смотрительница. Слева -- экскурсовод Нина Зыкова (кажется, из деревни Подлужье близ Щелыкова; увы -- сейчас урочище). Лето 1969 года.


Появилась информация о намерении Щелыковского музея-заповедника к 2023 году подготовить материалы по истории музея. Я уверена, что к истории мемориального дома А.Н. Островского имеют прямое отношение и смотрители его. Они не только составляли памятные всем букеты в гостиной, не только стирали и гладили чехлы на стулья, скатерти и прочее, но -- что самое главное -- определяли и атмосферу дома: уют, спокойствие, приветливость и уважение к посетителю. (Я пишу о самом конце 1960-х -- самом начале 1970-х годов.)
Московская и питерская интеллигентность научных руководителей музея -- Л.И. Антропова https://life.kostromka.ru/antropov-20638/ и Е.М. Хмелевской http://live.kostromka.ru/memory/khmelevskaya/ и крестьянская интеллигентность этих женщин -- какая прекрасная гармония.


четверг, 14 мая 2020 г.

Планы улиц Костромы 18-19 в.




Для объяснения веерной планировки Костромы возникла легенда: когда в 1767 г. город посетила Екатерина II, она бросила на землю веер и сказала, чтобы так и строили. В реальности о перепланировке Костромы задумались, скорее всего, уже после опустошительного пожара 1773 г.



1. План Костромы и приписанных к городу слобод до перестройки.
Плотная застройка в центре и пустые пространства на окраинах. Северо-запад, прилегающий к реке Костроме застроен мало, видно что город развивается на юго-восток, вдоль Волги, в направлении  Черной речки и Татарской слободы



2. 1775 г. Первый вариант перепланировки.
Планировка - нечто среднее между параллельной и веерной. Видно, что для архитекторов проблема - как вписать в новый план крупные каменные комплексы - Богоявленский монастырь и мануфактуру Углечаниновых



3. План 1781 г.
Здесь уже сложилась радиально-кольцевая (веерная) система, причем "кольца" действительно имеют форму близкую к кругу. Пунктиром показаны существующие улицы, их сеть несколько отличается от той, что на первом "доперестроечном" плане.



4. План 1784 г.
Окончательный вариант, по которому и велась перестройка города. Здесь уже показаны некоторые корпуса торговых рядов (Красные и Большие Мучные, а также Пряничные), но при реализации возникли некоорые отклонения от плана.



5. План 1880 г.
Сравните с предыдущим. Северные и северо-восточные окраины Костромы долго оставались незастроенными, или слабо застроенными. Здесь они показаны штриховыми линиями.

вторник, 5 мая 2020 г.

Красное-на-Волге



КРА́СНОЕ-НА-ВО́ЛГЕ, пос. гор. ти­па в Ко­ст­ром­ской обл., центр Крас­но­сель­ско­го р-на. Нас. 7,9 тыс. чел. (2008). Рас­по­ло­жен на ле­вом бе­ре­гу р. Вол­га.

Се­ло Крас­ное из­вест­но с 16 в. как вот­чи­на Го­ду­но­вых, яв­ля­лось цен­тром юве­лир­но­го про­мыс­ла. В нач. 17 в. пе­ре­шло во вла­де­ние Ипать­ев­ско­го мо­на­сты­ря. Ве­ро­ят­но, в свя­зи с се­ку­ля­ри­за­ци­ей 1764, ото­шло князь­ям Вя­зем­ским. В 1-й четв. 19 в. в се­ле су­ще­ст­во­ва­ла усадь­ба кн. П. А. Вя­зем­ско­го, ко­то­рая сго­ре­ла в 1827. По­сле это­го по­жа­ра пла­ни­ров­ка се­ла при­об­ре­ла ре­гу­ляр­ный ха­рак­тер, бы­ли спрям­ле­ны ули­цы. Во 2-й пол. 19 в. се­ло пе­ре­жи­ва­ло рас­цвет бла­го­да­ря раз­ви­тию юве­лир­но­го про­мыс­ла и па­ро­ход­но­го со­об­ще­ния по р. Вол­га. В русско-византийском стиле построен 5-главый собор (снесён в 1930-е гг.). В 1897 при на­чаль­ной нар. шко­ле для де­тей кус­та­рей-се­реб­ря­ни­ков от­крыт класс тех­нич. ри­со­ва­ния (с 1904 Ху­до­же­ст­вен­но-ре­мес­лен­ная мас­тер­ская зо­ло­то­се­реб­ря­но­го де­ла с собств. про­бир­ной па­ла­той, т. е. с пра­вом че­кан­ки про­бы ме­тал­ла; ны­не Крас­но­сель­ское уч-ще ху­дож. об­ра­бот­ки ме­тал­лов). Рай­он­ный центр Ко­ст­ром­ской губ. (1928–29), Ива­нов­ской про­мыш­лен­ной (с 1936 Ива­нов­ской) обл. (1929–44), с 1944 Ко­ст­ром­ской обл. С 1957 ра­бо­чий по­сё­лок Крас­ное-на-Вол­ге.

К.-на-В. со­хра­ни­ло пла­ни­ро­воч­ную струк­ту­ру 19 в. с цен­тром на Крас­ной пло­ща­ди, где рас­по­ло­жен ан­самбль по­стро­ен­ной по за­ка­зу Бо­ри­са Фё­до­ро­ви­ча Го­ду­но­ва шат­ро­вой Бо­го­яв­лен­ской ц. (1592) с дву­мя при­де­ла­ми и двухъ­я­рус­ной га­ле­ре­ей (в нач. 1990-х гг. ар­ки гале­реи в ниж­нем яру­се за­ло­же­ны кир­пи­чом, в верх­нем – за­стек­ле­ны), а также с ко­ло­коль­ней, по­став­лен­ной на вы­со­ком ароч­ном ос­но­ва­нии (сер. 17 в., в 1808 из­ме­не­но за­вер­ше­ние). Со­хра­ни­лись клад­би­щен­ская ц. Всех Святых (1895), мно­го­числ. па­мят­ни­ки гражд. ар­хи­тек­ту­ры кон. 18 – нач. 20 вв., в т. ч. дом па­ро­хо­дов­ла­дель­ца П. А. Со­ро­ки­на (1870–80-е гг.), усадь­ба па­ро­хо­дов­ла­дель­ца Д. Н. Со­ро­ки­на (1880-е гг.), ком­плекс Ху­до­же­ст­вен­но-ре­мес­лен­ной мас­тер­ской (1897–1904; арх. Л. Н. Бе­нуа, инж. Л. А. Тре­берт), вклю­чаю­щий в се­бя гл. зда­ние (ны­не здесь раз­ме­ща­ет­ся Крас­но­сель­ский му­зей юве­лир­но­го и на­род­но-при­клад­но­го иск-ва; ос­но­ван в 1983, фи­ли­ал Ко­ст­ром­ско­го объ­е­ди­нён­но­го ху­дож. му­зея), про­из­водств. кор­пус и ли­тей­ную мас­тер­скую, до­ма тор­гов­цев юве­лир­ны­ми из­де­лия­ми И. А. Кон­ди­ро­ва (по­след­няя четв. 19 в.) и К. И. Мак­ла­ши­на (нач. 1900-х гг.), зда­ние зем­ской боль­ни­цы (1910–11, арх. А. А. Ма­ка­ров; при­строй­ка 1950-х гг.) и др.


К.-на-В. – один из цен­тров про­из-ва крас­но­сель­ских юве­лир­ных из­де­лий; дей­ст­ву­ют: «Крас­но­сель­ский Юве­лир­пром» (при­над­ле­жит ком­па­нии «Ал­маз-Хол­динг»), «Верх­неволж­ская юве­лир­ная фаб­ри­ка», Крас­но­сель­ский юве­лир­ный за­вод «Яш­ма», Крас­но­сель­ский юве­лир­ный за­вод «Диа­мант», Крас­но­сель­ский юве­лир­ный за­вод «Пла­ти­на». Пред­при­ятия пи­ще­вой пром-сти.

На­про­тив К.-на-В., на пра­вом бе­ре­гу р. Вол­га, со­хра­ни­лись: в дер. Гус­то­ме­со­во – Ус­пен­ская ц. в рус. сти­ле (1897–1906, пред­по­ло­жи­тель­но арх. Н. И. Гор­ли­цын), в с. Си­до­ров­ское – ц. Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца (1720–24) с 5-ярус­ным ико­но­ста­сом (3-я четв. 18 в.), уса­деб­ный дом (сер. 19 в.).

Кумишное воскресенье


Моя деревня Косяково – ещё в начале XX века входила в состав Ильинско-Хованской волости Ростовского уезда Ярославской губернии (сейчас Ильинский район Ивановской области; центр района – посёлок Ильинское-Хованское). Это юго-восток Ростовского уезда (Ильинского района). Косяково стоит на известной всем реке Нерль, через три километра от неё деревня Радованье – уже Юрьев-Польского района Владимирской области.

(Удивительно, что Радованье и в 2000-х годах официально имеет статус села (когда-то там была церковь, которую я уже не застала), хотя в 2010 году там жило всего пять человек. Для жителей ближних деревень Радованье тоже было небольшой деревней.)

В Ярославской и Владимирской губерниях было принято праздновать так называемое Кумишное воскресенье. О Кумишном воскресенье писал ещё брат «нашего» В.И. Смирнова – Михаил Иванович Смирнов, известный историк и «краевед Переславского края».


В моей деревне и, например, Никитинке, расположенной тогда (уже давно её нет) от Косякова примерно в 10-ти км, Кумишное воскресенье отмечалось в День Жён Мироносиц, т.е. на второе воскресенье после Пасхи (сегодня – как раз этот День). И отмечали его только девочки.


По рассказам моей дальней родственницы и одной моей приятельницы (они старше меня на несколько лет), в этот день снова красили яйца и пекли сдобные куличи, но куличи с круглым отверстием посредине. В это отверстие укладывали яйцо и всё заворачивали в красивый платок. Брали берёзовую ветку, навязывали на неё разноцветные ленточки и с веткой и узелочком шли к реке. Там ветку опускали в реку – плыть. Так было в Никитинке.
В Косякове. Когда же Пасха была ранняя и листьев на берёзах к этому времени ещё не было, то вырывали из земли старый репейник и также украшали ленточками – это называлось «краса». И с узелком и красой шли по деревне и «кумились» со встречными женщинами и девушками. Пели песни и приговаривали: «Ой ты, кумушка-кума, давай покумимся – через красное яичко давай поцелуемся».
Приходили к какому-нибудь дому и катали на доске или скамейке яички – своим яйцом пытались попасть в чужое. Если удавалось стукнуть по яйцу, то чужое забирали. Теперь другая девочка ударяла по яйцу победительницы.
Потом у колхозного бригадира (рассказывается о временах конца 1940-х – начала 1950-х гг.) спрашивали гужевую верёвку и навешивали качели в сенных сараях, что стояли за деревней, и там качались с песнями. «Было весело!»
Я тоже праздновала Кумишное воскресенье. Но мало что запомнила – видимо, ещё немного мне было лет. Помню, что ходили мы со срубленными молодыми сосенками, тоже украшенными разноцветными ленточками (самыми маленькими обрезочками материи, которые наши мамы не выбрасывали). Ходили почему-то не по деревне, а шли за деревню к «Мельнишному лесочку» на горке. Катали ли мы яйца – уже не помню, а вот «Ой ты, кумушка-кума…» помню очень хорошо. И с тех пор всегда, когда вижу молодую сосенку, в памяти – я несу её украшенную ленточками.


Архив блога