пятница, 13 сентября 2019 г.

История происхождения названия города Кострома

Имя Кострома и образ.
Закутанная в белое портище, обвитая гирляндами злаков и зелени свеже-полевых цветов, с кудрявой дубовой веткой в руке ступает по траве прекрасная босоногая богиня.… А из темнеющей рядом дубравы движется за ней Смерть, хлещет, как косой, сухой веткой, настигает, рвёт и топчет цветы… Древние, как дети, играли в смерть своей Костромы, приняв её смерть как необходимую прелюдию к возрождению жизни. На умирающую Кострому и Смерть играющие парни и девушки выливали бочку с водой, потом на носилках несли хоронить, бросали в воду. Вот и кончилась игра в Кострому — грязные, мокрые и весёлые её участники шли гулять да пировать…

Тайны загадочного слова, 
как появилось название города Кострома?

В конце прошлого века Иван Миловидов, член Костромской архивной комиссии, записавший языческий обряд похорон божества весны — Костромы, уверял читателей, что именно от этого древнего праздника город и река получили своё название.


Из нескольких версий, расшифровки таинственного названия предпочтение отдавалось древнему божеству весны. Именно такая гипотеза возымела наибольшую популярность в книжных описаниях истории края. Хотя любопытно, что в словаре славянских мифов авторитетного словиста Андрея Сергеевича Кайсарова языческое божество с этим именем не упоминается. Кострома ассоциируется с именем куклы (чучела), символизирующей дух растительности, а «похороны Костромы» — летний аграрно-магический обряд, справляемый на следующей неделе после дня летнего солнцестояния, на Петров день (29 июня). Оплакивая умирающую, увядающую силу растительного духа, Язычество таким образом готовило к возрождению Костромы в будущем времени.

В Муроме, Ростове, Вятке, Саратовской губернии и даже на Украине бытовал подобный обычай, весьма напоминающий детскую забаву. Только сами обрядовые куклы из соломы и прутьев именовались по-разному, как и ряженые девицы: Кострубонька, Кострома, Купала, Морена.


Только сопоставление античной Персефоны со славянской Костромой дает возможность правильно понять смысл древнего обряда «похорон Костромы», совершавшегося нашими предками. Б.А. Рыбаков пишет, что этот обряд проводился “в то время, когда хлебные злаки уже созревали, когда первичное зерно, посеянное в землю, уже отдало всю свою силу росткам, начинавшим колоситься. Это не праздник урожая, до жатвы остается более месяца. Это моление о том, чтобы вегетативная сила ярового посева перешла в новые, созревающие растения, передала бы им свою ярь. Поэтому во время зеленых святок наряду с женскими персонажами выступает Ярило, фаллическое чучело которое похожим образом хоронят.






Некоторые исследователи старины, топонимики географических названий и древних языков не связывали происхождение слова «кострома» с образами древних божеств. Кайсаров упоминал: «Кострома, то есть поросшая земля». В «Этимологическом словаре русского языка» Макса Фасмера мы видим иное упоминание: Кострома, это покойник, умерший неестественной смертью, который представляет для живых опасность. Историк костромских древностей, Князь Козловский предполагал название города от костров льда, которые во время весеннего разлива обычно громоздились на берегах устья реки Костромы, где был основан город. Под кострами скорее всего подразумевался складируемый в устье Костромки по берегам сплавной лес. В подтверждение похожей версии А. Даль рассматривал семантику этого имени от слова «костер» — высокий сруб, выступ городской стены. Такой неприступной стеной из дубовых свай окружались защитные сооружения на праобразы костромского детинца.






Михаил Диев в 1865 г. на чтениях в Императорском обществе истории и древностей российских в Москве обратил внимание учёных на язык «таинственный», оставшийся в народе под названием «елтонского». Он писал: «Этому языку одолжены названия здешних городов: Костромы (костр, кострыга — город), прибавьте к этому слову мордовское «масть» — красивый, следовательно, Кострома — значит «красивый город…».









Исследуя историю славянских племен, народов чудь и мери, населявших костромскую сторону до 17 века, обычаи и язык их соседей — мордвы, черемисов и других народностей, может быть, будущие исследователи и смогут открыть тайну загадочного слова — Кострома.

понедельник, 5 августа 2019 г.

Bluefish может открывать файлы в одном окне

Редактор Bluefish по умолчанию открывает каждый новый файл в отдельном окне либо в разных вкладках одного окна.

Для выбора нужного способа открытия файлов в редакторе Bluefish воспользуйтесь интерфейсом главного меню:
Правка >> Настройки >> Файлы
Добавляем или убираем галочку из соответствующего пункта настроек:

Открывать заданные в командной строке файлы в новом окне Bluefish. 

вторник, 9 июля 2019 г.

Гостиница «Старый двор» в Костроме

Последняя четверть XVIII века. Кострома – центр наместничества – исправлялась и отстраивалась после опустошительных пожаров 1773 и 1779 годов. В 1784 году в столице утвердили «вновь сочинённый план», по которому предстояло возродиться древнему граду. Мало-помалу Кострома обрастала новыми улицами с каменными казёнными и обывательскими строениями.

В 1778 году губернский прокурор Пётр Яковлевич Казаринов «на росчистной земле», бывшей после последнего пожара близ храма Пророка Ильи, также безжалостно расстроенного огнём, выстроил трёхэтажный каменный «наугольный» дом в пересечении улиц Русиной и Ильинской. Чем и закрепил угол будущих уличных перспектив. Существует предположение, что авторами замечательного сочинения были братья Баженовы. Василий Иванович – талантливый русский художник-архитектор – спроектировал дом, а Дмитрий Иванович, служивший в ту пору в Костроме, возвёл его.

Красивым домом Казаринов владел недолго: в 1785 году дом приобрёл здешний помещик Карцов. Верхние этажи он, вероятно, использовал под жилые покои, а первый занимали «три лавки по лицу улицы», имелись и два каменных флигеля, соседствовавшие с церковным двором.

В начале XIX века дом был перестроен, расширен. В 1820-х годах в здании несколько лет действовал частный театр, который содержал А.С. Карцов. Домашнюю сцену он предоставлял профессиональным актерам, костромское общество с удовольствием посещало их представления. Театр перестал действовать в конце 1820-х годов. К 1850-м годам вид здания был таков: «каменный двухэтажный дом с антресолями и с трёх сторон каменные корпуса».

Гостиница «Старый двор»

В 1860-х годах в доме открылась гостиница «Старый двор». Главным пользователем меблированных нумеров был служилый, чиновничий, путешествующий люд, а из прочих более всего – торговый. Избиравшие дом для постоя были людьми состоятельными, ибо жизнь в нумерах была недёшева и с оплатой за место на постоялых дворах, коих было довольно в округе, разнилась весьма существенно. День в стародворном нумере «с кроватями и бельём» стоил от 50 копеек до 2 рублей с полтиной. Убранство комнат было от скромного до роскошного. Равно для всех постояльцев действовали кухмистерская и буфет. Коридорный по требованию подавал в нумер самовар «за пятак».

По-видимому, дела Карцовых в 1870-х годах пошатнулись, или, быть может, срочно потребовались средства: дом был заложен в Самарском земельном банке. В 1879 году банк через газету «Костромские губернские ведомости» объявил, что «в случае невзноса срочных платежей дом на углу Кинешемской и Ильинской улиц Г.В. Карцова будет подвергнут продаже». Здание владельцам удержать не удалось, и дом «нумерным» хозяйством в 1883 году приобрёл торгов личный почётный гражданин Фёдор Михайлович Жуков.

Гостиничное хозяйство он сохранил. Правда, при новом владельце сколько-нибудь существенных изменений в «Старом дворе» не произошло. Дом приносил доход от сдачи нумеров, торговых помещений, от квартир с постоянно проживающими жильцами как в нумерах, так и во вторых этажах флигелей. Последних имелось четыре: два по лицу Кинешемской и два по лицу Ильинской улиц.

На рубеже XIX – XX веков «Старый двор» вместе с каменными приделками образовывал единый угловой торговый ряд, составленный из лавок, магазинов, контор, мастерских и мелких предприятий. С годами арендаторы помещений менялись, вместе с ними менялись и виды торговли, а равно и характер предприятий. В начале века здесь размещались: представительство компании Зингер по торговле швейными машинами, нитками, магазины часов, золотых, серебряных и бриллиантовых изделий И. Азерского и М. Мусина, шляпно-корсетная мастерская Я. Раббот, булочное заведение Т. Зауралова, ренсковый погреб П. Сапожникова, музыкальный магазин Н. Вавилова, типо-литография А. Азерского. Оканчивался торговый ряд слесарным заведением А. Колосова, в подвальном помещении которого знаменитая колбасная фирма братьев Головановых имела коптильное заведение.

По каким соображениям – нам неизвестно, но в октябре 1903 года Ф.М. Жуков обратился в городскую думу с предложением «принять его “Старый двор”… со всеми принадлежащими и обстановкою в меблированных комнатах в собственность города с тем, чтобы ему по день смерти выдавать ежегодно по десяти тысяч рублей».

Заманчивое предложение долго рассматривалось гласными в заседаниях думы, и наконец в феврале 1904 года они приняли решение: «приняв во внимание, что Ф.М. Жуков имеет 64 года от роду приобрести от него указанный дом».

Приобретение городом архитектурного шедевра никак нельзя было признать выгодным на таких условиях. При детальном осмотре местности и дома оказалось, что кроме двух тысяч квадратных метров центрального городского участка было: «каменных домов, флигелей и пристроек к ним – всего шесть, столько же деревянных холодных строений. Вообще жилые помещения внутри за исключением некоторых представляют довольно запущенный вид, и в том числе помещение, занимаемое самим хозяином».

Когда гласные города ещё более углубились в финансовые подсчёты, то получилось, что затраты по содержанию дома и всех служб после ремонта не оправдаются. Город стал собирать деньги на содержание «замечательной» покупки. Но эксплуатация «Старого двора» в новых руках успехами не блистала. Деньги из городского кошелька на поддержание строения в мало-мальски приемлемом виде шли немалые. С годами дом ветшал, и «многие квартиранты уже из опасности жизни стали выезжать из помещений этого дома».

Любопытно отметить, что в 1911 году на кровле здания над угловой частью был установлен изрядных размеров щит с электрическими лампами. Это была первая в городе световая реклама! Владел ею известный предприниматель М.С. Трофимов, хозяин синематографа «Современный». Реклама питалась электроэнергией от его собственной электростанции. Просуществовала она недолго: началась реконструкция «Старого двора».

В 1911 году составилась особая комиссия по разработке проекта переустройства «Старого двора». Наконец, после долгих споров и обсуждений был принят проект в стиле «модерн». Осенью того же года началась разборка здания и снос флигелей. В 1912 году разобрали правое крыло дома. Один из флигелей был сломан совершенно. Другой был надстроен предпринимателем С.К. Бархатовым. Позднее он открыл здесь пивное заведение, а к нему через арку-проезд пристроил синематограф «Пале-театр».

Исправления, реконструкция дома на местный доходный лад могли закончиться весьма плачевно: костромичи рисковали навсегда потерять замечательный памятник архитектуры. К счастью для города, в это время в Ипатьевском монастыре проводились реставрационные работы по случаю предстоящего 300-летнего юбилея царствующего Дома Романовых. Руководил работами художник-реставратор Д.В. Милеев. Он с помощью Императорской археологической комиссии остановил вандализм местных властей. Уже в значительной степени разрушенное здание стали восстанавливать под его руководством.

Сохранив старые части, его значительно расширили. К 1913 году совершенно обновлённый «Старый двор» был готов к эксплуатации. Вместо старых флигелей по Кинешемской (Русиной) улице к дому прибавился трёхэтажный корпус гостиницы и ресторана.

Самостоятельно вести дела по эксплуатации гостиницы и ресторана город не решился. Были назначены торги на сдачу их в аренду. Торги выиграл предприниматель В.К. Андреев. Он стал распорядителем-арендатором новой гостинично-ресторанной пристройки. Гостиница и ресторан были отнесены к разряду первоклассных заведений – в них было электрическое освещение. Гостиница имела до 50 роскошных отдельных номеров, плата за проживание в которых взималась от одного до пяти рублей в сутки. Погреб ресторана изобиловал кавказскими, русскими и иностранными винами. Часть гостиничных номеров, как и в былые годы, сдавалась под квартиры.

Нижние этажи здания после перепланировки город эксплуатировал сам, сдавая помещение всем желающим в аренду. Здесь нашли пристанище: представительство оптово-розничного предприятия «Проводник», аптекарский и парфюмерный магазин Л. Д. Шкляринского, аптека Половицкого, вино-колониальный магазин А. Н. Петрова, парикмахерский магазин, фотография.

С переменой власти «Старый двор» национализировали и первоклассные номера превратили в квартиры для ответственных совпартработников.

суббота, 1 июня 2019 г.

В Костроме завели дело после смерти школьницы, которой стало плохо на уроке


Следствие возбудило уголовное дело по факту смерти 15-летней школьницы в Костроме, которая потеряла сознание на уроке и скончалась в больнице, сообщила в понедельник РИА Новости старший помощник руководителя следственного управления СК РФ по региону Ольга Вакурова.

Как ранее информировало следствие, 16 марта девушка находилась на занятиях в школе, внезапно почувствовала себя плохо и потеряла сознание. Школьницу госпитализировали в детскую городскую больницу Костромы, где она скончалась спустя несколько часов.

Как пояснил РИА Новости представитель следственного управления, причиной смерти, по предварительным данным, стало сердечное заболевание. Собеседник агентства отметил, что девочка на учете у врачей не состояла.

"По факту смерти в Костроме несовершеннолетней девушки, доставленной 16 марта 2019 года в больницу из школы... возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 109 УК РФ", - говорится в сообщении.
Санкция статьи о причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей предусматривает до 3 лишения свободы.
По словам Вакуровой, в настоящее время проводится предварительное расследование, назначены необходимые экспертизы.

среда, 29 мая 2019 г.

Татьяна Николаевна Байкова

Во второй день нашей экспедиции мы поехали на долгожданную встречу в город Чухлома с краеведом Татьяной Николаевной Байковой, и попали, что называется, с места в карьер – наша экскурсия по городу началась прямо от здания автовокзала.

История лосеводства

Н.В.Соколов, А.Н.Соколов, В.М.Джурович, А.В.Баранов
Костромской НИИ сельского хозяйства РАСХН, г. Кострома, e-mail: knicx@kosnet.ru 
Лоси в хозяйстве. Фото Е.П.Кнорре 1969.* 
Исторические сведения об одомашнивании лося (Аlces alces L) весьма противоречивы, однако многочисленные наскальные рисунки – «писанцы», обнаруженные в бассейнах рек Ангары, Енисея и Лены, указывают на то, что население Сибири занималось лосеводством еще в новокаменном веке (Скалон, Хороших, 1958). Особое развитие оно приобрело во времена железного века. На наскальных рисунках показаны лоси в загонах, в недоуздках и с человеком верхом, что со всей очевидностью свидетельствует о хозяйственном использовании лосей в то время. Позднее этого периода данных о лосеводстве нет, вероятно, в связи с тем, что оно не выдержало конкуренции с другими одомашненными животными.
В финском эпосе «Калевала», в том месте, где говорится о Вейнемейнене, сказано, что он упал «со спины лосиной синей». Если это можно расценивать как легенду, то известным фактом является использование лосей в шведских кавалерийских войсках XV в. (Кнорре, 1961).

пятница, 26 апреля 2019 г.

Балетная школа в Костроме под руководством Евгения Логинова

Балетная школа в Костроме

Майя Ахиджак. "Половецкие пляски", А. Бородин.

Современный балет со свойственной ему свободной пластикой и с элементами классического танца, был создан в 2006 году в рамках костромской студии хореографического искусства «Сирин»

Архив блога