Сообщения

Сообщения за Февраль, 2016

Солнце XIX века закатывается в лучах мошенничества

И.А. Едошина.  Проблема “ fin de siècle ” в размышлениях В.В. Розанова Статья В.В. Розанова «Истинный “ FIN DE SIÈCLE ”» вошла в его знаменитую, по словам А. Белого, «огнём оплеснувшую» книгу «В мире неясного и нерешённого» (1901). В слове «истинный» легко прочитывается отклик на получившую известность в русской культуре рубежа XIX—XX веков книгу М. Нордау «Entartung» (1892), где автор выносит этому времени своеобразный приговор — вырождение. Понятие “ fin de siècle ”, заимствованное из психологии, передаёт «настроение чрезвычайно смутное; в нём есть лихорадочная неутомимость и тупое уныние, безотчётный страх и юмор приговорённого к смерти. Преобладающая черта его — чувство гибели, вымирания».[1] Дабы усилить ощущение атмосферы «конца», М. Нордау вводит образ зрелища, освещаемого красноватым отблеском вечернего заката[2], который почти повторяет В. Розанов в первом предложении своей статьи: « Солнце XIX века закатывается в лучах мошенничества ».[3] Однако, давая сх

Кинешемский уезд

деревни по волостям  костромская губерния на сайте kostromka.ru Вичугская вол. ► Артюшино д. на рч. Вичужка, Бабкино д., Бортиха д., Вор М. д. на рч. Сунджа, Быстр д. на рч. Сунджа, Вехтево д., Вичуга с. на рч. Вичужка, базар и ярмарка, Вичуга Нов. посел., Волково д. на рч. Рошемка, Воробьево д. на рч. Сунджа, Выгонцево слободка, Горицкой вод. мельница, Демидово д. на рч. Рошемка, Дягилиха д., Жеребчиха д., Затишье ус., Зиновки д., ус., Имелешь д., Канино д., Киндяково д., Клеопино д., Козиха д., Колокольцево д. на рч. Сунджа, Левино д., Марфино д. на рч. Пезуха, Нескучное ус., Нершинская ус., Писцово с. на рч. Сунджа, Подлесново д., Поповская сл., Потехино д. на рч. Пезуха, Прислониха д. на рч. Сунджа, Раззореновская сл., Рокотово д. на рч. Сунджа, Ропотово д., Рошма д., Савинская д., Скоморошки д. на рч. Сунджа, Сокериха д. на рч. Рошемка, Старцево д., Тетибоково д. на рч. Сунджа, Тиновадка д., Токарево д., Тольково д. на рч. Пезу

ОСМЫСЛЕНИЕ СУДЬБЫ ФЛОРЕНСКОГО

Биб А. Л. (Кострома) сайт http://kostromka.ru/philosophy/florensky/23.php Идеологи модернизации православия родились своевременно. Российская империя, помимо православия, зиждилась на факторах самодержавия и народности, которые в лицах Столыпина и Толстого тоже нашли своих реформаторов. Народная пословица утверждает, что «рыба гниет с головы». Квинтэссенцией гниения народа всегда становится схоластическая религия. В такие моменты следует возвращаться к исходным догмам, которые, дополненные естественными сомнениями, должны высветить наиболее точный курс в современной жизни. Но выполнить это удается не всем и не всегда. Русские начала века не смогли и были поражены коммунизмом, выросшим на основе идеи народности, ставшим ее конечным пунктом. Главный изъян православной схоластики в лишении образа Бога свойства жития. Русский Бог удален в бесконечность. Он творец, но Он в прошлом. А на чем основана уверенность, что Бог две тысячи лет назад и Бог сегодня — это одно и то же? Если Бо

БАРМАЛЕЙ

Александра Клюшина ( рассказ пирата в отставке, который нынче рассказывает сказки в детских садиках ). Что приходит вам в голову, детки, когда вы слышите имя «Бармалей»? Злодей? Пират? Кровожадный и беспощадный? Ого! А еще? Детей не любит? Так-так. Ой, кто-то уже плачет. А это что у нас тут?! А-я-яй. Унесите малыша, смените ему штанишки. Так вот, детки, всё это совсем не так было. Это вас обманули, а вы и поверили. И столько лет продолжаете верить, раз вам родители на ночь такие ужасы читают. А жил на свете когда-то мальчишка. Непоседливый и шебутной. Вечно ему надо было что-то исследовать, куда-то забираться, и что-то на части разбирать. «Вот бармалейка-то», — грозила ему пальцем мама. Так к нему и приклеилось прозвище. Да так приклеилось, что даже мама родная позабыла, как его звали на самом деле. Подрос, и из Бармалейки уже Бармалеем стал. Ему даже нравилось, как грозно это звучало. А когда стукнуло ему пятнадцать лет, он взял и сбежал из дома. Да-да, с некото

СВЯТКИ

Александра Клюшина Было это в прошлом году, как раз на святки… В нашей небольшой дамской компании меня считают феминисткой. Да, я женщина самостоятельная, можно сказать, самодостаточная – об этом мне в один голос говорят подружки, придирчиво оценив мой внешний вид, уверенный взгляд и победную улыбку. Тем более, когда они начинают, вздыхая, перемывать косточки своим бывшим мужьям и временным кавалерам, я разражаюсь тирадами и лекциями на тему: «А нам и без них хорошо!», не снимая с уст своей победной улыбки. Так вот, в нашем узком и уютном дамском кругу есть традиция. Мы собираемся у Танюхи Моховой и гадаем на святки. Она выгоняет из кухни мужа и сына, говоря, что нечего им подглядывать и нарушать энергию инь, и мы остаемся одни, этакие Иствикские ведьмочки… Конечно, историю мы подзабыли. Так, нахватались чего-то из книжек, бабушкиных рассказов. Но, скажем, «семь стаканчиков» – это наше любимое гадание. В один насыпается соль (к слезам), в другой – сахар (к сладкой ж

РЫБКА В КОЛЕСЕ

Александра Клюшина Когда мой благоверный вернулся с работы (было уже около восьми вечера), я из прихожей буквально выпала ему на грудь. – Заяц, за тобой черти гонятся? – опешил он. – Де-ети!! – взвыла я. – Сеня и Ваня!! Как я уста-ала!! Муж снисходительно и мудро улыбнулся: – Понятненько… Дамские капризы! – И укорил: – Сидишь себе дома с ребятишками, мне бы так! – Капризы?! – взвилась я. – «Тебе бы так»?! Да я тут… как рыбка в колесе… И тут я придумала. Ладно, муженёк. Завтра ты получишь подробный письменный отчет о том, как развлекаются домохозяйки, имея на руках погодков, старшему из которых два с половиной года, а младшему – одиннадцать месяцев… Уж простите меня остальные за натурализм. 8.00 Ванечка проснулся и заревел. Конечно, надул в ползуны. Переодела, села его кормить. Хорошо, что молоко ещё есть! Хотя все (начиная с моей мамы) прочили, что у меня его не будет… Сеня, разумеется, тоже проснулся и заныл, чтобы я дала ему горшок, хотя тот стоит рядом.

ТАРАКАН

Александра Клюшина Было около девяти вечера, когда в мою дверь раздался звонок. Я никого не ждала, и поэтому удивилась. Более того, я неприятно удивилась. Во-первых, я уже собиралась спокойно полежать на диване с книгой и чаем, а, во-вторых, просто не люблю, когда кто-то приходит без приглашения. Ужас просто, когда вот так настроишься на что-то тихое, незаметно переходящее в сон, а тут… Я посмотрела в сторону двери, колеблясь, открывать ли вообще, но тут звонок раздался снова. «Тьфу ты», — пробормотала я и направилась в прихожую. Глазка в двери не было, и это всегда осложняло мою жизнь. Руки же, как всегда, не доходили. Кроме того, это же должны быть чьи-то руки, так как у меня они растут не из того места. Да и вообще, я не считаю, что женщина должна уметь заниматься чем-нибудь подобным. Но я не могу вообразить, кого из своих немногочисленных знакомых я могла бы сагитировать на такой подвиг, как врезка глазка! А, представив, какая тягомотина ожидает меня в связи

УРОДСТВЕННИКИ

Александра Клюшина Как-то так получилось, что почти весь прошлый год я гостил у родственников — то у одних, то у других. В этом же году родственники решили отплатить мне тем же. Первой ласточкой был дядя Паша из Челябинска. — Я пролётом! — успел прокричать он из иллюминатора, проносясь через кухню и исчезая в окне. Мелькнул хвост самолёта да остался гнусный керосиновый чад. Хм, обидно. После меня-то остался галстук и полкило мандаринов… Утешало одно — его визит был не особенно долгим. Следующей была троюродная сестра Леночка из Семипалатинска. — Я на месяцок! — пискнула она с порога. — Я поступать! Я незаметненько так! И вправду, весь этот месяц я её не замечал. Она умела быть ненавязчивой. Правда, по утрам она репетировала на гитаре, блокфлейте и ударной установке одновременно, но стоило мне спросонья ворваться в комнату с мухобойкой, как её и след простывал — она уносилась на очередной экзамен. Пару раз я чуть не наступил на абитуриентку на подходе к ван