среда, 28 января 2015 г.

Костромское эхо Цусимы (из костромской литературной жизни 1930-х годов)

Так уж совпало, — на май 1995 года выпали два военно-исторических юбилея. 50-летие Дня Победы над фашистской Германией, в котором, как всегда, соединились радость праздника и скорбь поминок. Второй «юбилей» горький, несмотря на несравнимо меньшие жертвы, — 90-летие самого катастрофического за всю трехсотлетнюю историю российского флота поражения Второй тихоокеанской эскадры в бою с японским флотом 14—15 (27—28) мая 1905 года.
Не только из побед, но и из поражений надо извлекать уроки. Роман А. НОВИКОВА-ПРИБОЯ «Цусима» (1932—1935) стал «литературным расследованием» цусимской трагедии, в основном завершенном к ее 30-летию. Уже написанная книга дополнялась новыми главами после встреч автора с оставшимися в живых участниками боя, в том числе с костромичами. По свидетельству Д. Бондарева, главного редактора «Северной правды» в 1930—1936 годах, часто встречавшегося с писателем, Новиков-Прибой разыскал в Костроме и районах 14 моряков-цусимцев. Его друг А. ПЕРЕГУДОВ называет примерно такую же цифру: «…в Костроме нашлось сразу тринадцать цусимцев…»[1]. Это больше, чем в другом городе, кроме Москвы и Ленинграда, и не случайно: костромской край часто, если не постоянно, был поставщиком большого количества новобранцев в ВМС страны в течение последнего века.
Об участниках русско-японской войны 1904—1905 годов из нашего края рассказано в исследованиях А. А. Григорова и В. Ильина, статьях В. Машкова, В. Шкотова, В. Шпанченко и др. Мы остановимся лишь на фактах общения автора «Цусимы» с костромскими читателями, бывшими боевыми товарищами.
Еще в 1929 году «Северная правда» сообщала: «Ждем в Кострому А. Новикова-Прибоя. Костромская ассоциация литературоведов-словесников постановила организовать совместно с библиотеками г. Костромы и местной литературной группой встречу читателей с живым писателем. В связи с этим редакция во вновь выпускаемой литстранице помещает рассказ А. С. Новикова-Прибоя “На медведя”»[2]. Однако тогда его приезд в Кострому не состоялся.
Через пять лет, 16 апреля 1934 года в костромском Доме Красной Армии его литературной группой был проведен вечер, посвященный творческому пути писателя-моряка и обсуждению первой книги романа. В числе выступавших был и участник цусимского боя, бывший боцман крейсера «Изумруд», рассказавший о судьбе своего корабля, после полученных повреждений выбросившегося на камни в бухте Св. Владимира и взорванного командой, совершившей после этого 1200-верстный пеший переход до Владивостока. Участникам вечера был показан кинофильм «Пленники моря», снятый по роману Новикова-Прибоя «Подводники»[3].
Для создания второй книги писателю необходимо было воспользоваться воспоминаниями цусимцев, о чем он объявил в 1935 в открытом письме. Одним из откликнувшихся на просьбу стал зам. начальника костромской пристани А. В. Магдалинский, бывший рулевой боцманмат с крейсера «Олег». Он приехал к писателю в Москву и пригласил его в Кострому[4]. В мае 1935 года Новиков-Прибой вместе с А. Перегудовым и своим секретарем Д. Зуевым прибыли в Кострому[5]. Страстные охотники, они нашли время для «потехи», но не забыли и о «деле». Новиков-Прибой посвятил свои выступления 30-летию цусимской трагедии, работе над романом. Он подчеркнул: «Не японцы выиграли, а мы проиграли»[6]. Уже после отъезда писателя 27 мая вышел номер «Северной правды», полностью посвященный Цусиме. Он открывался статьей Д. Бондарева «Два миноносца», со слов писателя излагавшей содержание будущей новой главы романа о судьбе эсминцев «Бодрый» и «Грозный». Главное место в номере было отведено воспоминаниям костромичей-цусимцев, подготовленным к печати членами литературного кружка при библиотеке им. Н. К. Крупской. Мемуары были объединены выразительным заголовком «Цусимская могила», воспроизводили подлинные впечатления, лично пережитые в этом сражении, картины гибели кораблей и тысяч людей, героические эпизоды прорыва отдельных судов через строй японцев. Служившие на крейсере «Аврора» бывший минер П. Я. Сухарев и бывший старший комендор И. В. Лялин рассказали о том, как, уклонившись от всех выпущенных по нему торпед, их корабль прорвался и ушел на Филиппины. Бывший кочегар У. Д. Шушаричев и бывший комендор В. К. Севастьянов поведали о гибели своего броненосца «Адмирал Ушаков», половины его команды и пленении оставшихся в живых. О пребывании в японском плену рассказал и Д. Т. Савинов, вплавь добравшийся до корейского берега после того, как крейсер «Дмитрий Донской», где он служил матросом, при попытке прорваться во Владивосток был перехвачен и потоплен японцами. А. В. Магдалинский вспоминал, как на его глазах ушел в пучину со всем экипажем броненосец «Бородино», погибли лучшие русские броненосцы «Суворов» и «Александр III», как его товарищами был предотвращен взрыв погреба боеприпасов на крейсере «Олег». В этом номере была помещена большая групповая фотография названных костромичей-цусимцев с указанием их бывших флотских и сегодняшних мирных профессий.
В сентябре этого же года Новиков-Прибой приехал вновь, чтобы встретиться с читателями и бывшими боевыми соратниками, а заодно поохотиться в полюбившихся ему костромских лесах около с. Куниково. Он передал в редакцию «Северной правды» четыре новых главы романа, которые были напечатаны ею 9—12 сентября 1935 года Вскоре газета опубликовала сообщение о состоявшемся в Ленинграде «театральном суде» «над виновниками Цусимы», прежде всего адмиралом Рожественским. Сценарий «суда» был создан на основе романа. В нем приняли участие сам автор, военный следователь Балтфлота, а также «живые участники боя»[7].
В октябре 1935 года «Северная правда» публиковала цикл статей Д. Бондарева «В лаборатории писателя», знакомивших читателей с новыми рассказами Новикова-Прибоя и его работой над «охотничьим романом» «Два друга», в котором отразились и «костромские впечатления».
В апреле 1936 года было сообщено о новом приглашении писателя в Кострому и подготовке в Центральной библиотеке второго литературного вечера с его участием. В мае он приехал вместе с Перегудовым. На вечере он прочитал новую главу из «Цусимы», отрывок из романа «Два друга»[8]. В память об этой встрече Новиков-Прибой и Перегудов сфотографировались вместе с цусимцами П. Смирновым, Д. Савиновым, В. Севастьяновым и другими.
Следует отметить, что выступления Новикова-Прибоя в Костроме и в других городах имели и политическое значение: считанные годы оставались до сражений с японскими войсками у озера Хасан и в районе реки Халхин-Гол. В обстановке надвигающейся войны и обострения отношений между СССР и Японией японская военщина, желая нажить политический капитал, истолковывала роман «Цусима» только как «поэму о победе японского флота». В своего рода «антипатриотизме» склонна была упрекать писателя и часть наших критиков, не пожелавших увидеть в романе синтеза трагедийности и эпической героики. По этому поводу центральная «Правда» опубликовала статью «Испытанный метод японской военщины[9], которую 17 мая перепечатала «Северная правда». Тогда же Новиков-Прибой заявил в беседе с японским корреспондентом: «Япония победила царскую Россию, но если когда-нибудь произойдет война между Советским Союзом и Японией — побежденной окажется Япония»[10].
Через год костромичи вместе со всеми почитателями автора «Цусимы» отметили его 60-летие. 24 марта 1937 года «Северная правда» отметила день рождения писателя публикацией статей о его творчестве, встречах с ним на костромской земле и, конечно же, воспоминаний цусимцев. П. C. Смирнов вспомнил о том, как 32 года назад его свела с будущим писателем служба в одном флотском экипаже, а Д. Т. Савинов — о том, как познакомился с ним в японском плену.
А. С. Новиков-Прибой приезжал в Кострому и в самом конце 1930-х годов[11]. Бывал он и в Ярославле, о чем упомянуто в мемуарах А. Магдалинского[12]. В 1940 году Новиков-Прибой одобрил желание Магдалинского написать книгу воспоминаний о походе на Дальний Восток. Под названием «На морском распутье» она вышла в свет в 1945 году, после смерти Новикова-Прибоя: он умер в апреле 1944, год не дожив до победы над Германией и возмездия японскому империализму. На его смерть в «Ярославском альманахе» (1944) откликнется Д. Бондарев статьей «Большой художник слова. Памяти А. С. Новикова-Прибоя».

Печатается по изданию: Вестник КГПУ им. Н. А. Некрасова. 1996. Спец. вып. С. 13—15.
[1] Перегудов А. В. Повесть о писателе и друге. М.: Московский рабочий, 1968. С. 186.
[2] СП. 1929. 15 окт.
[3] «Литературный вечер» // СП. 1934. 20 апр.
[4] Магдалинский А. Встречи с автором «Цусимы» // Воспоминания об А. С. Новикове-Прибое. М.: Советский писатель, 1969. С. 193.
[5] Это был как бы «официальный визит» писателя в Кострому. По свидетельству писателя Ефима Пермитина, Новиков-Прибой весной 1935 года вместе с ним и Зуевым еще раз приезжал на давно облюбованные для утиной охоты места в «краю деда Мазая», где в Вёжах жил постоянный спутник и проводник Алексея Силыча по охоте Михаил Григорьевич Тупицын (Пермитин Е. На костромских разливах // Там же. С. 275—293).
[6] Автор «Цусимы» в Костроме. Встреча писателя А. С. Новикова с костромским партактивом // СП. 1935. 14 мая.
[7] СП. 1935. 16 сент.
[8] СП. 1936. 18 мая.
[9] Правда. 1936. 15 мая.
[10] Цитируется по указанной выше книге А. Перегудова (С. 193—194).
[11]Там же. С. 245. Здесь напечатан снимок, сделанный на охоте, с надписью: «Костромская область. 1939 г. А. С. Новиков-Прибой и А. В. Перегудов».
[12] Воспоминания об А. С. Новикове-Прибое. С. 196—200.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Архив блога