четверг, 22 октября 2015 г.

Троицкая церковь села Федькова Слободка


Троицкая церковь села Федькова Слободка.
Троицкая церковь села Федькова Слободка.

ХРАМ ЖИВОНОЧАЛЬНОЙ ТРОИЦЫ

В Коровской стороне на территории бывшего Тимошинского сельсовета до на­ших дней сохранились руины Троицкой церкви Федьковой слободки, история кото­рой не менее интересна, чем истории других церквей Чухломского уезда. Построена она в 1803 году на месте древней деревянной на средства прихожан. Основную же лепту в строительство каменного храма внесли владельцы усадьбы Тимошино дворяне Верховские, князья Шелешпанские и дворя­не Кадниковы из усадьбы Корючево. И хотя церковь не так грандиозна, как в соседнем селе Коровье, все же она имела когда-то невысокий второй этаж, каменную ограду и выглядела очень изящно. На нижнем этаже располагались престолы во славу Живона­чальной Троицы, в честь иконы Казанской Божьей Матери и святого Николая Чудо­творца, а вверху был престол в честь Флора и Лавра.
Троицкий приход насчитывал всего двенадцать селений, пять деревянных часовен, а в церковь ходили 794 прихожанина обоего пола. Кроме штатного жалования причт  получал проценты с капитала в 1290 рублей и владел 48 десятинами земли. Кроме того, по духовному завещанию крестьянина де­ревни Крутцы Александра Тихонова пожертвовано 25 десятин и 38 десятин – чухлом­ским мещанином Федотом Трофимовичем Бахваловым, прадедом Почетного гражда­нина Чухломы Валентина Николаевича Ба­хвалова.
В этой церкви княгиня Анна Степановна Шелешпанская, урожденная Верховская, истово замаливала грехи, крестила своих детей, заказывала многочисленные молеб­ны. В книге нашего земляка Н. П. Макаро­ва «Мои семидесятилетние воспоминания» дана полная характеристика этой жестокой помещицы, по прозванию Чухломская Салтычиха.
Строилась каменная церковь при священнике Степане Осипове, а какой была по внутреннему убранству и росписям, уже никто не расскажет, но, думаю, выглядела замечательно. Вполне вероятно, что в конце XIX века над внешним и внутренним благолепием церкви немало потрудились здешние прихожане: художник-реставра­тор императорского Эрмитажа из деревни Лучкино Александр Сидорович Сидоров, его сын Николай и мастера Московского жи­вописного цеха из деревни Межуево – отец и сын Бахваловы.
Колокольня Троицкой церкви села Федькова Слободка.
Колокольня Троицкой церкви
села Федькова Слободка.
В 1928 году последний священник Троицкой церкви Н. Н. Лебедев в районной газете «Борона» публично отрекся от сана. Свой отказ он сформулировал так: «Я впол­не убедился, что религия и ее обряды при­носят вред, а Бог – выдумка и ложь. При­зываю и остальных граждан не надеяться на несуществующего Бога, а лишь на свои силы…»  И подпись: бывший священник Лебедев. Какова дальнейшая судьба по­па-расстриги, можно только предполагать, а церковь в Тимошине окончательно закры­ли в 1930 году. Существует подлинный акт описи церковного имущества от 10 марта 1931 года, список состоит из 43 предметов церковного обихода, и в нем нет ни одной иконы.  Возможно, древние образа жители окрестных деревень унесли в свои дома. Подписан акт председателем Тимошинского сельсовета Николаем Николаевичем Графовым в присутствии работника сельсовета Марии Васильевны Логиновой и старосты церковной общины Александра Васильевича Анисимова.
В 1933 году остатки церковного имущества отправили в Чухлому, и местные власти запланировали устроить в бывшей церкви клуб для сельской молодежи.
Плотники активно приступили к внутреннему переоборудованию храма, но деревенские жители возроптали и, не таясь говорили начальству: «Зря, мол, делаете, мы все равно не отпустим детей в такой клуб и сами не пойдем». Постепенно идея переустройства сошла на нет, под будущий клуб выбрали дом в Тимошине, правда и церковь не оставили в покое. Колхозницы рассказывали, что когда бригадир давал им наряд на разбор кирпича в церковной постройке, прежде чем приступить к рабо­те, они крестились и говорили: «Господи прости, мы не сами идем, нас заставляют!». Ограду вокруг церкви разобрали в 1961 году, и сельские коровы постепенно вытоп­тали старинное кладбище.
Но вернемся к истокам повествования. Наиболее известными, долго служившими в здешней церкви были священники Николай Иоакимович Троицкий. Семен Алексеевич Воскресенский, Александр Павлович Альбов и Федор Иванович Зотиков. После рево­люции их потомки стали учителями, врача­ми. инженерами. Из многочисленного сонма дьяконов и пономарей, бывших при Троиц­кой церкви за более чем столетний период хочется выделить династию Миропольских.  Дьячок Василий Сергеевич Миропольский в 1841 году женился на дочери дьяка из Неи, семнадцатилетней Александре Ивановне, а через четыре года (25 июля), во время ку­пания молодой муж утонул в реке, оставив вдову с тремя детьми. Их старший сын Фе­дор благодаря поддержке родных закончил Костромскую духовную семинарию и слу­жил священником в селе Вожерово Кологривского  уезда, Николай стал пономарем в соседней Ризоположенской церкви села Озерки, а дочь Александру выдали за здеш­него священника Воскресенского. Хочется подчеркнуть очевидный факт, что, несмотря на молодость, Александра Ивановна Миропольская свою жизнь посвятила воспитанию детей, всем дала образование. Кроме вдовства ей пришлось пережить и раннюю смерть дочери, та умерла в двадцать три года после рождения сына. Не вдаваясь в дальнейшие подробности этой семьи, скажу, что Александра Ивановна Миропольская приходилась прабабушкой бывшей заведующей Чухломским РОНО Ангелине Ивановне Шутовой, в девичестве Миропольской.
Кстати, если говорить об образовании, то в приходе Троицкой церкви существовало земское начальное училище. Его новое здание построили в усадьбе Тимошино (недалеко от церкви) в 1897 году благодаря заботам земского начальника В.А.Кривоногова из соседней усадьбы Ивановское, помощи купца Николая Аполлоновича Завьялова и крестьянина-лесопромышленника Каликинской волости И.А. Херова. Купец и лесопромышленник дали лес на постройку, и в августе мастера произвели закладку здания. Чухломская земская управа не осталась в стороне и пожертвовала 200 рублей царских полновесных денег на возведение довольно вместительного здания с ночлежными комнатами для учеников из отдаленных деревень, квартирой для учителя и общей кухней, где готовились горячие обеды. В конце XIX века было кому учиться в Тимошинской стороне!
В 1981 году священником в Троице назначили Федора Ивановича Зотикова, сына дьячка из села Коровье. Его брат Евгений служил дьяконом в галичской Богоотцевской церкви, а с 1879 года – в соседнем селе Коровье. Известно, что у священника отца Федора было десять детей, семеро из которых умерли в разном возрасте, в том числе семнадцатилетний Иван утонул в Виге 26 июля 1900 года. Старшая дочь, Клавдия, стала учителем, Николай – заслуженный учитель РСФСР, а Федор пошел по стопам отца и стал священником. Все трое жили в Чухломе и хорошо известны старшему поколению.
До революции всякий сельский храм являл собой некий центр, ядро, вокруг ко­торого формировалась духовная и трудовая жизнь прихода. Революция сломала при­вычный уклад сельской жизни, расправив­шись жесткой рукой с самыми крепкими крестьянскими хозяйствами. В 1929 году председателем только что образованного Тимошинского сельсовета избрали Николая Николаевича Графова, двадцатитрёхлетне­го паренька из Бушневской волости. Семь лет он претворял в жизнь политику пар­тии, участвуя в борьбе с кулачеством, стоял у истоков организации первых колхозов и вел непримиримую борьбу с религиозным дурманом. Сейчас можно смело сказать, что усилия борцов за идею не пропали даром.
Приход Троицкой церкви уничтожен полностью и представляет собой безлюд­ную пустыню без единой деревни, заросшие лесом поля и сенокосы, разрушенные мель­ницу и плотину на реке и развалины бывшей двухэтажной церкви.
А когда-то в Тимошине была не только барская усадьба, но и волостное правле­ние, вокруг здания шумел так называемый правленский сад, а напротив на высоком постаменте возвышался памятник царю – освободителю крестьян от крепостной зави­симости Александру II. Кто помнит все это? Ушли поколения людей, живших в краси­вейшем уголке Чухломского края, а их по­томки, словно листья сухого дерева, разнес по стране ветер войн и революций. Опустело Тимошино, в 1951 году Тимошинский сель­совет вошел в состав Коровского, давно ис­чез и памятник российскому царю, но кто-то придумал легенду, что якобы под его постаментом зарыли клад. Трактористы – кладоискатели сдвинули плиту с места, долго и безуспешно лопатили сырую землю в поисках сокровищ.
Видимо забыли люди, что самый большой клад есть та земля, в которую брошено зерно будущего урожая, зерно любви, надежды и продолжения рода. Но, даже понимая эту простую истину, современный человек не может, а если честно, то и не хочет возвращаться к земле, оставленной предками.
Татьяна Байкова.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Архив блога