воскресенье, 29 июня 2014 г.

Встречи с Солженицыным


«С волнением посетил…»


С выдающимся русским писателем Александром Исаевичем Солженицыным я встретился утром 15 июля на перроне железнодорожного вокзала, когда он через 53 года вновь приехал в Кострому. Эта встреча готовилась давно. Ещё в 1990 году в ответ на приглашение ветеранов 3-го Ленинградского артиллерийского училища приехать в Кострому он написал из Америки:
«Спасибо за Ваше подробное письмо (получил его 4 апреля) и за отличную фото-графию бывших выпускников 3-го ЛАУ.
Это прекрасно, что они нашли энергию уже дважды собраться, намерены и впредь. Спасибо за приглашение и мне. Однако мои обстоятельства сложные, приехать накоротко — для меня морально исключено. А насовсем я приеду уже тогда, когда мои главные книга «Архипелаг» и «Красное Колесо» будут реально доступны любому читателю, в любом глухом углу страны, а не в столице, кто имеет “блат”.
Но если эта встреча в 1991 году состоится, то прошу Вас передать мои сердечный привет и добрые пожелания всем бывшим выпускникам 3-го ЛАУ, а особенно тем, кто застал наши полевые учения в костромских окрестностях, таких печальных в то военное время».
В 1991 году он прислал мне свою книгу «Один день Ивана Денисовича», изданную в Париже, с автографом: «Костромскому краеведу М. П. Магнитскому. А. Солженицын».
И вот Александр Исаевич вернулся на Родину уже насовсем. Когда я узнал, что он поедет из Владивостока в Москву поездом, то попросил писателя Бориса Можаева напомнить Солженицыну о Костроме.
При нашей первой утренней встрече уточнили план пребывания в Костроме. Александр Исаевич попросил, если возможно, провести его на место, где находилось 3-е ЛАУ, затем в музей училища, находящийся в средней школе № 34, а также посетить Костромской литературный музей, где он надеялся увидеть материалы о писателях костромской земли. Но, увы, последнего в Костроме ещё нет, и пришлось предложить ему съездить в историко-архитектурный музей-заповедник Ипатьевский монастырь.
С большим волнением Александр Исаевич вошёл на территорию военного городка, где с 1941 по 1947 годы размещалось эвакуированное из Ленинграда артиллерийское училище, вместе с ним был и его сын Ермолай. Проходя по аллее, Солженицын узнал трёхэтажное кирпичное здание.
— В нём находился штаб и управление училища, часть здания занимала казарма. А напротив была деревянная казарма. — И показал на место, застроенное новыми зданиями. — В ней размещалась наша звукометрическая батарея аировского дивизиона.
Солженицын назвал фамилии командира дивизиона майора Савельева, комбата капитана Могилевского и командира взвода лейтенанта Богданова.
— Не думал, что снова увижу эти места, — сказал Александр Исаевич, заканчивая посещение военного городка.

* * *
Солженицын прибыл в училище в марте 1942 года. Мне как-то рассказывал В. В. Богданов, ныне живущий в Волгореченске, что однажды вечером к нему в казарму прибыли два новых курсанта, один высокий, худой, в длинной шинели и в обмотках — это был Александр Солженицын, уже служивший несколько времени в армии, второй — новобранец Марков. На мой вопрос Александр Исаевич ответил, что помнит этого Маркова; учился он неважно, о дальнейшей судьбе не знает. Самому Солженицыну, имевшему высшее математическое образование, учёба давалась относительно легче, да и. старания было больше: он был немного старше своих товарищей по взводу. Вместе с ним учились, а затем и воевали на фронте Фёдор Ботнев, Виктор Овсянников, Владимир Снегирёв (впоследствии посол в Камеруне и Нигерии).
В ноябре 1942 года Александр Исаевич окончил училище с отличием, получил звание лейтенанта и на фронте служил командиром батареи звукометрической разведки 794-го отдельного армейского разведывательного артиллерийского дивизиона, а Ботнев, Снегирёв и Овсянников служили у него командирами взводов. После ареста Солженицына В. Овсянников принял у него батарею.
Александр Исаевич сказал, что по пути в Москву остановится в Ярославле, чтобы встретиться с Овсянниковым, взял у меня его адрес и номер телефона.
3-е ЛАУ воспитало опытного командира-артиллериста. О его фронтовой службе красноречиво говорит «Боевая характеристика на бывшего командира 2-й звукобатареи капитана Солженицына Александра Исаевича»:
«В части капитан Солженицын А. И. служил с декабря 1942 г. по февраль 1945 г. В 1942 г., получив вновь призванное пополнение, он начал усиленно его готовить к фронту, и в феврале 1943 г. он с этим подразделением уже действовал на Северо-Западном фронте. В мае 1943 г. часть была на Орловском направлении, где начинается его настоящая боевая работа.
За время пребывания в моей части Солженицын был лично дисциплинирован, требователен к себе и подчинённым, его подразделение по боевой работе и дисциплине считалось лучшим подразделением части. Выполняя боевые задания, он неоднократно проявлял личный героизм, увлекая за собой личный состав, и всегда из смертельной опасности выходил победителем. Так, в ночь с 26 на 27 января 1945 г. в Восточной Пруссии при контратаке немцев его батарея попала в окружение. Гибель ценной, секретной техники и личного состава казалась неминуемой. Солженицын же, действуя в исключительно трудных условиях, личный состав из окружения вывел и технику спас.
За время боевой работы на фронте его подразделение выявило 1200 батарей и отдельных орудий противника, из которых 180 было подавлено и 65 уничтожено огнём нашей артиллерии с его личным участием. К боевой технике, к автомашинам, оружию Солженицын относился бережно и всегда содержал и боевой готовности. За отличные боевые действия ни фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками Солженицын был награждён орденами Отечественной войны II степени и Красной Заезды».
Генерал-майор 3. Г. Травкин, подписавший эту характеристику 28 апреля 1946 года, спустя более года после ареста Солженицына сам нажил неприятности. Александр Исаевич писал в письме: «Захар Георгиевич был замечательный человек, и смелость его, как видите, была больше, чем только фронтовая».

* * *
Из воинской части А. И. Солженицын отправился знакомиться с музеем училища, созданным в 1988 году в 34-й средней школе-лицее. Александр Исаевич поздоровался за руку со всеми встречавшими его в школе. Он внимательно рассматривал экспонаты музея, особенно с большим интересом — фотографии командиров и преподавателей, служивших в 1942 году, когда учился в нём будущий писатель. Александр Исаевич вспомнил опытного преподаватели, служившего ещё в царской армии, генерал-майора инженерно-артиллерийской службы А. Д. Блинова, заместителя начальника училища полковника А. И. Арефьева и многих других. Был удивлён, увидя на стенде ветеранов свою фотографию, которую он не присылал.
О приезде Солженицына в школу сообщили только часа за два. В помещении музея проводился ремонт, все экспонаты были вынесены. Пришлось срочно вносить и поставить на скамейки вдоль стен. Я предупредил об этом Александра Исаевича и из-винился.
Несмотря на каникулы и отпускное время, в школе собралось много почитателей таланта великого писателя: преподаватели, учащиеся, писатели, журналисты, жители из соседних домом, Здесь, пожалуй, была единственная и Костроме непринуждённая с ним встреча граждан города. Он безотказно подписывал всем свои книги. Если до приезда его в Кострому в городе была всего одна книга с его автографом, то теперь уже около сотни счастливых владельцев автографа Солженицына. Но Александр Исаевич категорически отказался давать в школе интервью журналистам.
Перед уходом из музея 3-го ЛАУ А. И. Солженицын оставил запись в книге отзывов:
«С волнением посетил территорию быв. 3-го ЛАУ, которое я кончил в 1942 г., и выставку учащихся в 34-й школе-лицее.
А. Солженицын».
Посещение А. И. Солженицыным мест, связанных с его военной службой в Костроме, снимали не только костромские телекорреспонденты, но и Би-Би-Си, снимающие телевизионный фильм о возвращении Александра Исаевича на Родину.
Утром 16 июля А. И. Солженицын отправился на автомашине за город по Галич-скому шоссе к местам, где проходили «наши полевые учения в костромских окрестностях», как писал он в вышеприведённом письме.
Эта поездка его очень утомила, о чём сказал он мне при прощальном разговоре перед отъездом из Костромы, поэтому он не смог совершить ранее намеченную прогулку по городу. В заключение сказал, что остался очень доволен посещением военного городка и музея 3-го ЛАУ, также просил передать свою благодарность всем костромичам, участвовавшим в его встрече.

М. МАГНИТСКИЙ
секретарь совета ветеранов 3-го ЛАУ.


Северная правда. — 1994. — 19 июля. — С. 

среда, 25 июня 2014 г.

Из истории нерехтской мультипликации

Где водятся волшебники? Известная песня говорит, что в фантазиях. Но так ли это? Нам, например, доподлинно известно, что настоящие волшебники живут с нами по соседству. А застать их можно в нерехтской студии экранного творчества дома детского творчества «Автограф», где они творят волшебство анимации, создают мультипликационные миры и каждый день делают этот мир чуть более радостным.
Студия экранного творчества дома детского творчества «Автограф» города Нерехты началась с горячего желания детей и педагогов создавать анимацию и фильмы, репортажи и мультимедийные презентации. И первая же попытка снять короткометражный фильм оказалась удачной. Произошло это в 2007 году в рамках Международной детской киношколы «Ярославский медвежонок»: ребята сняли «Возвращение» -фильм, повествующий о трагедии затопленного края Мологи.
И все же отсутствие умений и навыков давало о себе знать. Тогда нерехтские аниматоры стали приглашать более опытных коллег из других городов, чтобы провести для ребят и педагогов познавательные мастер-классы. Так студия приобрела замечательных наставников и друзей -это профессиональный фотограф Андрей Ковтун, руководитель детской телестудии Оксана Бойванова, прекрасный оператор Михаил Корсун. Уровень студийцев рос, они всерьез увлеклись созданием творческих анимационных миниатюр. Скоро сотрудничество с профессионалами своего дела вышло на международный уровень — студия познакомилась с немецким мультипликатором Рольфом Бирном. Он пригласил ребят в Дрезден для работы в международной мастерской «Анима -2008». К тому времени мастерская существовала уже 26 лет, и нерехтчане смогли перенять поистине бесценный опыт, накопленный мастерами в течение всего этого времени. Вооружившись полученными знаниями, ребята создали мультипликационный фильм «Сказ о двух речушках», детскую версию легенды о возникновении и процветании старинной Нерехты. Он завоевал победу в номинации «Анимация» V Международного конкурса короткометражных фильмов «Семья России» и второе место в номинации «Режиссура» XIV Международного фестиваля «Петербургский экран».
Еще одни друзья студии, польские мультипликаторы, регулярно приглашают ребят принять участие в фестивале анимационных фильмов «Фазе». Студийцы говорят: это участие предполагает готовность к упорной работе в условиях сжатого времени, творческое взаимодействие со специалистами, восприятие их знаний и отточенного мастерства. Создание мультфильма — это не только съемки. Ребята сами создают персонажи: лепят из пластилина, рисуют на бумаге, вырезают из картона, выстраивают как каркасную куклу, выцарапывают на гипсе, рисуют маслом на стекле. Хотя техники самые разные, в любом случае надо научить своего персонажа двигаться согласно ситуации, его характеру, возрасту. А потом автор становится актером, перевоплощается в своего героя и оттачивает движения перед зеркалом или снимает их на камеру. И только потом — съемки, монтаж, озвучивание. Необходимо быть с компьютером на «ты» и уметь пользоваться разными программами. Поэтому ребятам проще работать, если фильм создается в команде, где каждый занят своим делом. Хотя случается и так, что автор предпочитает работать в одиночку от начала и до конца. Так поступают студийцы Влад Бефус, Ольга Самохвалова.
К слову, Влад и два Ильи, Бедов и Курилов, избрали анимацию своей судьбой и поступили в вузы Москвы и Петербурга по профилю. А завязать контакты с тем же ВГИКом нерехтчанам помогла международная студия «Анима». И первые друзья студии до сих пор не забывают ее. Они помогли ребятам подготовиться к поступлению в вузы, кроме того, они продолжают проводить семинары и консультировать студийцев. Они же помогли подготовить спектакль «Прикосновение», с которым студийцы получили грант Благотворительного фонда Серафима Саровского.
За шесть лет работы студии уже более ста ребят познакомились с волшебным миром анимации, студия собрала множество наград фестивалей, от Ярославля и Москвы до Варшавы, Берлина, Люксембурга. Четырежды организованы были тематические лагерные смены, во время которых ребятам удалось плодотворно поработать и многому научиться.
Растет количество поклонников студии, подрастают все новые поколения мультипликаторов.А значит — «продолжение следует»!
Газета КОСТРОМСКОЙ КРАЙ 11 июня 2014 года

понедельник, 16 июня 2014 г.

Елена Львовна Балашова

По примеру Вохмы, Буя, Солигалича и Парфеньева при Чухломской библиотеке имени П.А. Катенина  организовано своё литературное объединение «Приозерье», которым руководит поэт Елена Львовна Балашова. Она же является бессменным редактором краеведческого журнала «Чухломская быль».

ВПЕРЁД выпуск N 71 от 17/06/2014
Вчера, в читальном зале собрались друзья и почитатели таланта поэтессы, автора четырёх сборников, члена Союза писателей России, награждённой в 2002 году почётным знаком «За достижения в культуре».

Большинство стихов Елены посвящено родной деревеньке Галузино, где прошли детство, юность и родились первые поэтические строки. Стихи её известны любителям поэзии обеих столиц и далеко за пределами России, там, где живут русские люди, скучающие по своей малой родине.

воскресенье, 15 июня 2014 г.

Галич в настоящее время. Хронология замечательных событий в Галиче.

В настоящее время цивилизация коснулась, наконец, и Галича. В 1905 году закончится сооружение железнодорожной линии Вологда-Вятка, что даст более удобный и легкий способ общения города в промышленном и торговом отношении со столицами.

В черте города строится железнодорожная станция; несомненно, от этого пути промышленность и торговля в Галиче должны развиться, благодаря удобству сообщения и значительной дешевизны доставки грузов не «гужом», а по железной дороге. Более всего для Галича желательно было бы, если бы правительство, рассматривая проект в данное время
о проведении ветки на Кострому, остановившееся на двух путях по изыскании — Галич и Буй, обратило свое внимание на этот вопрос и решило бы дать ветку «Кострома-Галич», как в один из первых городов костромской губернии. Тогда можно было бы быть вполне уверенным, что Галич, имея в младенческом периоде свои кожевенные и прочие заводы ввиду невозможности развития их за неудобством доставки, получив здесь узловую станцию с двух сторон и благодаря обилию сырого материала и удобству устройства заводских сооружений, мог бы развить свою промышленность и торговлю до высокого положения, что немало могло бы способствовать в материальной поддержке не одного своего уезда, а и обедневших соседних уездов: Чухломского, Солигаличского, Кологривского и окружающих его больших торговых сел, среди которых он стоит главным центром производства и торговли. Вышеозначенные уезды и
села так тесно связаны с Галичем, что операции оптовых покупок, необходимых для торговли, производятся здесь. Станция же Буй стоит в стороне и не может принести такой очевидной пользы для внутренних уездов Костромской губернии. Вот почему и желательна была бы ветка из Костромы на Галич. В данное время здесь существует кожевенных заводов 4: в деревне Шокше Каликиных, в ГаличеПавловских, Преснецова и Бородатова, пивоваренный Архангельской, винокуренный Громова, казенный винный склад, земский склад сельскохозяйственных предметов. Три кирпичных завода.

Торговли мануфактурой: Сотникова, Момотова, Бурдастова, Вакорина, Яковлева; алантерейные: Александрова, Богомолова, Голубевой и много незначительных; скобяные и железные: Дубовой, Волкова, Наумова; мучные и бакалейные: Скорняжникова, Нешпанова, Круглова, Дубовой, Осиповой, Нефедьева, Шепелева, Рудомазина, Лагунского, Громова, Общества потребителей и другие; пушные (меховые): Сотникова, Бородатова, Стрижова; книжная, писчебумажная и учебные пособия — Палилова. Здесь обозначены по фамилиям
только значительные фирмы, ведущие непосредственно дела со столицами.

Хронология замечательных событий в Галиче.

Разорение Галича Батыем в 1238 г.

Галич — главный город отдельного княжества в 1245 г.

Моровая язва в Галиче в 1420 г.

Голод в костромском крае в 1422 г.

Четырехнедельная осада казанскими татарами г. Галича в 1427 г.

Вел. кн. Василий Васильевич укрывается в Костроме от дяди своего, галичского князя Юрия Дмитриевича в 1433 и 1434 г.

Вел. кн. Василий Темный возвращается в Москву на великокняжеский престол, отнятый
у Шемяки, 17 февраля в 1447 г.

Последнее междоусобное сражение вел. князя с Шемякою близ г. Галича; уничтожение галичского удела и присоединение его к Москве, 27 января в 1450 г.

Нашествие Лисовского на костромские пределы в 1608 г.

Открытие чудес при гробе преподобного Авраамия галичского, близ г. Чухломы в 1621 г.

Моровая язва в костромском крае в 1655 г.

Галич в составе Архангельской губернии в 1708 г.

Галич — провинциальный город Архангельской губернии в 1719 г.

Галич — уездный город Костромской губернии в 1778 г.

Император Александр I посещает проездом Галич, 15 октября в 1824 г.


Первое перенесение Феодоровской иконы Богоматери из Костромы в Галич, 17 мая в 1861 г.

Бытовой характер жизни недавнего прошлого галичан. Свадебные обряды. Посиделки с песнями. Женские наряды.

Древние женские головные уборы русские отличаются особенным великолепием и красотою.
Большая часть из них напоминает Грецию и служит лучшим свидетельством изящного вкуса наших предков. Напрасно захотим сравнивать с ними нынешние шляпы, тюрбаны, чепцы. Русские кокошники, повязки остаются, и останутся прекрасными для глаз всякого, между тем как шляпы и чепцы меняются через самое короткое время: довольно иногда нескольких месяцев, часто — нескольких дней, чтобы самый модный убор показался смешным и странным. Теперь у редких более состоятельных жителей Галича сохранились эти жемчужные поднизи-кокошники, но их не употребляют, а заменяют шляпами французской
модели. Свадебные обряды между галичскими горожанами напоминали также любезную простоту наших предков и заслуживают быть отмеченными. Когда какой-нибудь отец семейства задумывал женить сына, то сзывал к себе ближайших родственников и предлагал
на их рассуждение свое намерение. Потом из среды их выбирал самого расторопного, речистого, которого и посылал сватом. Сват, по приходе к дому невесты, стучал железным кольцом три раза и, вызвав отца ее для переговоров, объявлял ему о причине своего посещения. Отец невесты требовал времени хорошенько подумать о сделанном предложении и с тем отпускал свата назад. По возвращении в светлицу отец спрашивал невесту: «Люб али не люб ей такой-то». Невеста отвечала одними слезами или словами: «На то воля родительская». Сказать свое мнение считалось величайшим неприличием и неблагоразумием. Заботливый отец разведывал о поведении и положении дел жениха. Когда вести добрые, и в назначенное время явится сват за ответом, его уже просят пожаловать в горницу, сажают за стол, честят, угощают, а настойчивый сват старается скорее выманить у отца невесты согласие на брак. Тогда зажигают восковые свечи пред иконами; все присутствующие начинают молиться, и отец невесты бьет с посланным по рукам. Сват тотчас же отправляется за женихом. По приходе последнего возобновляется тот же обряд, с тою только разницею, что при нем находится сама невеста, которую отец отдает жениху из полы в полу. Святость описанного богомоления считалась законом данного слова, и ни которая сторона ни под каким видом не могла нарушить данного слова: все были уверены, что на изменившего этому слову обрушатся все беды и несчастия. С этого времени жених каждое утро наведывается о здоровье своей будущей супруги, а с наступлением вечера опять отправляется к ней пить чай, в сопровождении одного из своих родственников. В переднем углу горницы, назначенной для приема дорогого гостя, приготовлен маленький столик, уставленный разными лакомствами, в числе которых почитались пряники и каленые орехи. Ласковая теща с низкими поклонами сажала за стол будущего зятя. Между тем, проворная сваха выводила невесту, убранную в самый лучший наряд: если она дочь человека зажиточного, дорогой жемчуг в виде сетки
лежит на ее груди и покрывает ее голову; ее становят посреди светлицы. Ловкий жених берет свою суженую под белую руку и ведет за стол. Когда они усядутся, отворяют широкие ворота настежь; толпы народа всякого пола и возраста приходят смотреть на сговоренную чету
и слушать песни девушек, которые поют по случаю сговора своей подруги:

«Ты камочка, камочка моя,
Ты, камка мелкотравчатая,
Не давайся развертываться
Ни по атласу, ни по бархату,
Ни по аксамиту на золоте.
Как аксамит-то волю взял,
Хрущату камку развернул,
Все узоры повысмотрел,
Все круги позолоченные.
Как боярский сын волю взял,
Он Аннушку за руку брал —
Ивановну за белую;
Он повел за дубовый стол,
За скатерти браныя,
За яства сахарныя».

Большая часть галичских свадеб совершалась осенью. Между галичскими женщинами того времени существовала азиатская застенчивость; они выходили днем не иначе, как закрывшись большим опахалом, ставя в бесчестие, если их увидят в лицо мужчины. Накануне дня, назначенного для бракосочетания, все невестины подружки собирались к ней в дом топить
баню, с песнями провожали ее туда. Там расплетали ей косу, а она, по обыкновению, плачет над нею, а девушки поют песни:

«Не трубушка трубила рано на заре, 
То плакала свет Аннушка по русой косе: 
«Ах ты, моя косынька. русая коса! 
Разовьют тебя, косыньку, на шесть доль, 
Заплетут тебя, косыньку, на две косы...»

Вечером жених привозит туалет (небольшой ящик с зеркалом), в который положены: башмаки,
чулки, мыло, белила, румяна и другие мелочи, и дарит невесту, а невеста раздает эти подарки подружкам, которые на девичнике поют ей:

«Залетала пташечка
Во соловью клеточку,
За серебряну сеточку,
За золочену решеточку,
За жемчужну переплеточку:
А сама-то встоскуется,
А сама-то взгорюется …»

Или:

«Разлилась, разлелеялась
По лугам вода весенняя,
Унесло, улелеяло
Чадо милое — дочь — от матери»,
и проч.

В день свадьбы, лишь только начнут звонить к заутрене, невеста, вместе с молодыми родственницами своими, идет в церковь служить молебен. Исполнив христианский долг и возвратясь домой, она испрашивает благословение у отца и матери. После этого укладывают приданое, которое у достаточных состояло из жемчужных уборов, парчовых и шелковых
сарафанов, душегреек, полушубков и т. п. Потом собирают невесту под венец. Сначала чешут ей волосы, примачивая квасом, а брат ее, по старинному обычаю, сам обувал ее, после чего надевают парчовую юбку и шубу, опушенную куницами или соболями, несмотря на то, что свадьбы иногда бывали в июне месяце; голову, сверх жемчужной поднизи, покрывают фатою.
Для сбережения невесты от дурного глаза и других порчей, по старому поверью, сваха втыкает украдкою от всех иголку в низ ее платья и подпоясывает поясом, выплетенным наподобие сетки. После этого уже надеются, что к ней не прикоснется никакая порча, не сглазит никакой дурной глаз.

Таким образом убранная невеста дожидается жениха; он приезжает за ней в сопровождении
священника и большого поезда, состоящего из холостых его родственников, которых невеста дарит ширинками или тому подобным, смотря по состоянию. Отправляясь в церковь, строго наблюдают, чтоб не проезжать ни под каким видом мимо дома жениха, делая часто для
этого большие объезды. Самая невозможность избегать этого поглазья почитается худым предзнаменованием. По совершении священнодействия, все свадебные гости следуют за молодыми в дом жениха, где бывает уже приготовлен роскошный стол. Во время пиршества новобрачную крутят, т.е. свивают ей две косы и надевают на голову огромный кокошник. Из-за четвертого блюда отводят молодых на покой. Молодой садится на постель, и пред ним с рабской покорностью и подобострастием стоит супруга его в ожидании приказаний. Тут, по завету блаженной старины, самовластный муж протягивает ногу, и молодая жена снимает с него сапоги. Из правого сапога выпадают деньги, а из левого — плетка, в намек, что от мужа она должна ожидать и награды и наказания. Свадебные пиры нередко продолжались по две недели и более; самые бедные не смели праздновать менее шести дней. Все это исказилось и изгладилось в данное время.


После уборки хлеба, со дня Св. Козьмы и Дамиана, во всех деревнях северной России настает время посиделок: девушки делают между собою складчины деньгами и хлебом, закупают сласти, варят пиво и веселые вечеринки продолжаются до конца масленицы или до весны, когда вместо душной избы зеленые луга и тенистые рощи призывают к себе на труды и веселье сельских жителей.
Девушки и женщины приходят на посиделки с прялками, старики с работою лаптей, а молодые парни с рассказами, песнями и балалайками. Часто утухающая лучина покровительствует тайным знакам, даже поцелуям любви, и наоборот, дает способ деревенской красавице показаться во всей прелести, когда при ее приближении зажигать лучину, яркое пламя озолотит ее красные щечки и осветит прелестные формы ее гибкого стана, или когда, пристав на донце, запоет:

Гори, гори лучинушка,
Гори посветлее!
Прядись, прядись мой чистый лен,
Прядись поскорее!

Нигде столько нельзя услышать русских песен и ознакомиться с народными напевами, как на посиделках. Разнообразие их удивительно: веселые сменяются печальными, печальные свадебными:

Ко мне ласточка прилетела,
Ко мне весточки доносила:
К тебе будет дорогой гость, и проч.

Но никогда не соединяется более веселья, игр, песен на посиделках, как на святочных вечеринках. Тогда уже сельские красавицы ходят без работ, садятся чинно одна возле другой, и между тем, как гостеприимство радушно угощает их пирогами, пряниками, пивом, они поют величание с припевом.

Кому вынется, тому сбудется,
Кому сбудется – не минуется.
Слава!
Потом пойдут игры, гаданья:
Покачу я колечко кругом города,
А за тем я колечком сама пойду,
Сама пойду, мила друга найду,
Слава!
Катилося зерно по бархату,
Еще ли то зерно бурмитское;
Прикатилось зерно ко яхонту,
Крупен жемчуг с яхонтом
Хорош жених со невестою.

Или:

Пойду млада к вереюшке,
Брякну я во колечушко,
Слава!
Как колечко скажется,
Так суженой откликнется
Слава!

И когда у одних сердце бьется от надежды и опасения, резвость возбуждает в других шутки и смех.

Подблюдные песни всегда начинались хвалою Богу и царскому дому: отличительная черта русского благочестия и усердия к царям с незапамятных времен. 
Пели:

«Слава Богу на небе,
Слава!
Государю нашему на всей земле
Слава!
Чтоб нашему Государю не стареться.
Слава!
Его цветному платью не изнашиваться.
Слава!
Его добрым коням не изъезживаться,
Его верным слугам не измениваться».

Посиделки мало изменили характер прежнего и до настоящего времени. В недавнем прошлом девушки собирались на посиделки в будние дни с прялками, по праздникам сходились без всякой работы — только
веселиться. В настоящее время прялки совсем упразднены, и девушки сходятся только для веселья, разряженные во все наряды; в лице кавалеров, занимающих почетное место на посиделках, конечно, являются «питерщики», заменившие высокие сапоги штиблетами и свою рабочую блузу питерским костюмом и крахмальным воротничком, непременно при «часах» и тяжеловесных шейных серебряных цепях. «Кавалеры» переходят из одного селения в другое с гармониками и остаются дольше там, где посиделки больше по количеству девушек, а потому и веселее. Многие этим временем решают свою судьбу и женятся. Девицы на посиделках поют песни для молодцов на тему о женитьбе, например:

«А Василий жениться собирался,
Сын Трофимович снаряжался.
Он на душечке на девице
На хорошей, на пригожей, круглолицей.
Уж как станут девицы песни пети
И невесту тебе припевати,
Василисою будут звати,
А Ивановной величати.
Подари-ка ее аленьким платочком,
Поцелуй шесть раз со разочком».

Молодец во все время пения этой песни ходит по полу и выбирает одну из числа сидящих девушек, в конце песни целует ее и садится на свое место; иногда поется та же песня, иногда разнообразят по
очереди, рядом сидящему молодцу — тоже ходовая, например:

«Кто у нас умен, кто очень разумен,
А Василий умен, сын Иванович разумен,
Розань мой алый, виноград зеленый,
Очень баско ходит, манерно выступает,
Манерно выступает, сапог не ломает.
Сапог-от козловой, чулок-от шелковый,
В зеркало глядится, сам себе дивится –
Хорош уродился, пригож нарядился,
На коня садился, конь под ним бодрился;
К саду подъезжает, садик расцветает.
Из того ли садочка, выходила девочка,
Душечка Катя, она его любит
Шесть раз поцелует».

Песни сменяются танцами и играми танцуют преимущественно кадриль до польки включительно и разнообразят иногда игрой «в соседи». Эта игра происходит так: молодец с девицей, которая ему нравится, садятся рядом, так делают все участвующие в игре; двое из компании, начиная с конца, подходят к каждой сидящей паре по порядку и спрашивают:

«Довольны ли вы своим соседом?» — ее, а кавалера:
«Довольны ли вы своей соседкой?», и если оба довольны
— просят показать свое удовольствие поцелуем, что те
и исполняют, а если кто-либо из пары недоволен, то
опрашивают, кого желают, и это желание исполняется.

Свадебные обряды собственно в Галиче ничем не отличаются от прочих городов, также и костюмы сменились на новейшие; в деревнях и селах уезда в день свадьбы после венчания за «красным столом» сходятся девушки и молодые бабы и песнями величают молодых, называя молодого князем, а молодую — княгинею. Гостям за столом поется тоже величание
всем по порядку, называя их сватушками:

«Как у нашего у сватушки, у Панфила
Петровича,
Голова-то его умная, его умная — разумная.
Как на эту бы головушку сторублевую шапочку,
А во эту бы шапочку в 50 рублей косыночку,
А во эту бы косыночку завернул бы я полтинничек,
Подарил бы красным девушкам».

За эти величания, как молодой, так и гости, дарят девушек деньгами. На сельских и деревенских свадьбах пируют не долее 3-х дней, а для бедняков они бывают крайне обременительны в материальном отношении.


Посещение императором Александром I Галича. Торговля и промышленность Галича, Рыбной слободы и уезда.

14 октября 1824 года, в 2 часа пополудни, государь император из Парфентьева прибыл в Галич,
подъехав прямо к Преображенскому собору, где и был встречен духовенством. Преображенский собор сохраняет летопись на своих стенах о сем незабвенном посещении Благословенного в следующем сказании: «1824 года октября 14 дня Его Императорское
Величество Государь Император Александр Павлович, Самодержец Всероссийский, обозревая восточные губернии, проездом из Кологрива в Буй изволил осчастливить и город Галич своим Высоким посещением, который, при колокольном звоне во всех градских церквах, среди торжественных восклицаний «ура», при сем соборе, в присутствии всего градского духовенства, встречен протоиереем Василием Костровым, с животворящим крестом, по вшествии в церковь о здравии Его Величества и всего Августейшего Дома произнесена сугубая ектения, по отпуске Его Величеству возглашено и пето многолетие; по окончании всего Его Величество Государь Император, приложившись к святой иконе Спасителя и изьявляя духовенству и множеству всякого звания, чина, пола и возраста людей свое Высокое благоволение, среди общих благословений, отправился в приготовленную для Его Величества квартиру, в доме купца Григория Иванова Вакорина, где, пробывши не более часа, изволил отправиться в дальнейший путь, в г. Буй, где и провел следующую ночь на 15 число октября».

Со времени царствования императора Александра I Галич понемногу превратился из грязного в чистый и правильно устроенный, доказательством чему служило очень заметно постепенное улучшение города зданиями, что служит лучшим свидетельством довольства жителей. Галич славился капиталистами, которые вели довольно обширную торговлю с обеими столицами и северными портами государства. В 1812 году считалось в Галиче 140 капиталистов. Затем, благодаря сокращению оборотов в торговом мире с портами, последовал почти полный упадок в капиталистах, несмотря на то, что галичские купцы отпускали в Петербург, Москву, Архангельск и Нижегородскую ярмарку в большом количестве масло, сало, кожевенный товар и грибы, а получали: железо, вина, чай, сахар, сукна, ситцы и прочие предметы необходимости и роскоши, и развозили их по всем ярмаркам, бывающим по разным селам уездов Галичского,
Буйского, Макарьевского и Чухломского. В самом городе было пять кожевенных заводов и два замшевых завода. В настоящее время в самом Галиче осталось только три кожевенных завода и один завод в деревне Шокше, в 5 верстах; замшевые — прекратили свое существование. Со времени введения винной монополии открыт здесь казенный винный склад; частные заводы: один пиво-медоваренный, один винокуренный и три кирпичных завода. Есть в Галиче лавки, в которых из числа изделий можно купить фарфоровые вещи, сукно, ковры — до черепка и
рогожи, от лимонов и апельсинов — до мучного меду, от шампанского — до дрожжей. Базарные дни бывают по понедельникам и четвергам; сюда привозят в город из окружающих деревень и сел припасы и изделия, и съезжается множество крестьян. Какая жизнь, какое движение видно в эти дни, тем более зимой! Летом базары бывают очень нелюдны, за
работами и отсутствием на посторонних промыслах людей. В Галиче раз в год бывает ярмарка с 1 по 6 декабря. Сюда приезжают тогда, кроме торговцев окрестных уездов, костромские, ярославские, павловские, со стальными изделиями, и бывали даже московские небольшие фирмы. Ярмарка проходит бойко, при огромном стечении народа, и торгуют хорошо. Промышленность собственно в Галиче самая незначительная.

В Галиче находится целая слобода, расположенная на южном берегу озера, называемая Рыбною, в которой жителей до 2000 человек, из этого количества жителей, исключительно занимающихся рыбным промыслом по Галичскому озеру, существует до 600 семей. Ловля рыбы в озере производится день и ночь почти круглый год. Озеро Галичское есть принадлежность города, утвержденная многими царскими грамотами, которые, начиная со времен великого князя Василия Иоанновича и грозного царя Иоанна — до Петра Великого, хранятся в оригиналах в правлении Рыбной слободы. Рыбаки за право пользования ловом уплачивают городу 1700 рублей в год.

Галичские рыбаки для лова делятся на партии, для заведывания которыми избираются ежегодно старосты; число человек в партии зависит от величины невода: так, при небольшом неводе – 4 человека, при среднем — 12, а при самом большом — 27 человек. Главная забота каждой партии заключается в том, чтобы найти место, где в большом количестве скопилась
рыба, избирающая покойные логовища для зимовок. Это место заранее узнается рыбаками, и в тот день, когда начинается лов, каждая партия старается поспеть первая на место, для чего старосты с неводами и шестами спешат на лошадях. Кто первый опустит шест в воду, тот и получает право пользоваться большими пред другими выгодами во все время лова. Довольно
интересны обычаи галичских рыбаков до началалова. Партия, приготовивши для ловли невод, накануне 1-го числа сходится и покупает лоток калачей, которые относятся во двор к старосте партии, куда зовут друг друга таким образом: «Пойдемте колачи молить». Когда
все соберутся, тогда высыпают калачи в нос невода, зажигают перед образом свечу и, помолившись Богу, садятся, ломают калачи и дают всем присутствующим, хотя бы были между ними и не принадлежащие к их партии; между прочим, здесь строго смотрят, чтобы кто-нибудь из пришедших не унес малейшего куска в свой дом, для чего предупреждают: «Сколько хошь ешь, а домой не носи». На другой день, 1 числа, рано утром собираются в другой раз, поздравляют друг друга с началом лова, покупают водки и пьют за здравие и благополучие домашних; с началом зари все рыболовы известной партии уезжают на озеро, и если первый
лов удачен, то надеются, что в продолжение года будут иметь лов обильный и благополучный.

Ежегодно в озере вылавливается до 40.000 пудов разной рыбы: щук, ершей, окуней, плотвы, лещей, язей, и проч., кроме красной рыбы. Годовой лов в Галичском озере простирается до 50.000 рублей и более в год, но это не равномерно, бывает иногда годом меньше. Лучшее время для лова — весна и осень. Галичские рыбаки производят немалый торг мелкой рыбой, так называемой по-здешнему «вандыш»: это молодое племя рыбок, которым не дают сгодовать и прийти в настоящий рост. Их сушат в особо устроенных больших печах и продают от 10 до 15 коп, за фунт. Ловля их производится так называемыми «кипами», огромными, связками ольховника, которыми делают запруды в вырытых узких канавах и устьях маленьких речек; во
время «цветения» воды в озере рыба огромными массами бросается на свежую воду в канавы и речки, и здесь ее встречает препятствие в виде брошенных «кип», связок и вершей, мелких сетей, которые ставятся в устье реки или канавы с такой плотностью, что рыба неминуемо попадает в верши и сети, где она запутывается в бесчисленном количестве и от тесноты задыхается; бывают случаи, что рыбаки пропустят время, и вытаскивают «верши» с массой дохлой, негодной в употребление рыбы. У рыбаков для ловли мелкой рыбы особенно устроены специальные неводы, очень частой вязки, в размере до 40 саж., которые удерживают, как бы рыба ни была мелка. Благодаря такому, отчасти хищническому промыслу, крупная рыба начинает уменьшаться в озере. Если у самих рыбаков не является сознания тяжелых последствий для них ловли таким способом – явного уничтожения рыбного промысла, что замечается за последние годы, то в этом случае могла бы прийти на помощь администрация города запрещением огораживания канав и речек такими запрудами, как
кипы и верши. Потерять от этого ничего не могут — на чистую воду озера рыба вся из канав и речек возвратится снова; не выбирать ее мелочью дочиста со дна, как ковшом, а давать возможность возмужать и прийти в надлежащий рост. Ведь это составляет самую необходимую доходную статью и пропитание всей Рыбной слободы, каковы же будут последствия, если этот источник доходов прекратится по вине самих потребителей и промышленников. К сожалению, невозможно представить статистических данных по вопросу количества пудов лова за несколько лет назад, но, судя по сравнению цен с прежними, рыба
продается почти вдвое дороже, а народонаселения в Галиче прибавилось немного; это отчасти
свидетельствует о явном уменьшении в озере рыбы и, нужно полагать, является последствием описанного хищнического уничтожения — лова мелкой рыбки.

Рыбу продают на базаре в Галиче жены рыбаков; есть скупщики, которые покупают рыбу возами и развозят по соседним городам. В весеннее время, при полноводии рек, открывается для Галича водяное сообщение с Волгою через посредство реки Вёксы, которая впадает в Буе в реку Кострому, и около 30 лодок работают для перевозки кладей. Реки, впадающие в озеро, Чёлсма и Шокша, изобиловали налимами и раками, но теперь они почти не попада ются; река Чёлсма отличается своими высокими берегами, напоминающими по своим живописным
видам Швейцарию и Богемию.

Мещане Галича и Рыбной слободы на своих обширных огородах разводят овощи: капусту, лук,
огурцы, картофель и проч. Продажа капусты производится осенью, прямо с гряд огородов,
окрестным сельским и деревенским жителям. Огороды служат очень важной доходной статьей галичских мещан. Несмотря на обилие лесов, ягоды здесь мало и она по цене дороже столичной; фруктов, яблонь и проч. совсем нет, хотя могло бы быть, если серьезно заняться плодовыми деревьями северных плодов.

Пчеловодство находится здесь еще в младенчестве: у крестьян не достает ни уменья, как обходиться с пчелами и как сберегать их, ни должной заботливости; от этого случается, что в одну зиму они лишаются половины своих ульев. Охотою здесь жители уезда занимаются мало, иногда, в свободное от полевых работ время. В здешних лесах водятся: медведи, лоси, волки, лисицы, зайцы, белки, а также куницы, барсуки, выдры и горностаи. Птицы: глухие и полевые тетерева, рябчики, утки, кулики; их хотя и бывает много, но крестьяне более дорожат своим
зарядом, нежели такой птицей. На волков и лисиц ставят капканы. Охота за белкою предпочитается другим звериным промыслам, как по многочисленности добычи, так и по легкости, с какою она достается звероловам. Белки всегда живут стадами, они любят места, обильные еловыми шишками, семенами которых они питаются. Шкуры зверей покупаются здесь из первых рук приезжими маклаками.

Древесные породы: ель, сосна, пихта, береза, осина, ольха, лиственница, липа, рябина, черемуха и в очень малом количестве дуб и другие — растут хорошо. 

Домашние животные здесь водятся те же, что и вообще в северной полосе — коровы, лошади, овцы, свиньи и проч.

Из хлебных растений засевается: рожь, ячмень, овес, а также лен и конопля; пшеница родится только на землях, хорошо удобренных.

Галич с уездом имеет народонаселения до 127.000. Хлебопашеством жители занимаются
неохотно, и в летнее время дома остаются только малолетние, женщины и старики; мужчины же, с 15-летнего возраста, отправляются на заработки в Петербург и Москву. Галичане считаются искусными плотниками, печниками, малярами и кровельщиками. Они лето
работают в столице, а зимою, если не занимаются мелочною торговлею, возвращаются по деревням. Многие из них остаются там постоянно. Достигнуть степени «подрядчика», это — мечта каждого плотника и маляра. Член каждой семьи, побывавший в столице, или живущий в ней, получает название «питерщика».

Интересную картину представляют зимние базары Галича в декабре месяце, по своему многочисленному стечению окрестных крестьян и в особенности, приехавших из столиц «питерщиков» — маляров, плотников и проч.; они наряжаются во все наряды, которыми наградила их столица, начиная от сбруи лошади до модного ботинка; жены подрядчиков-маляров пестрят шляпами, блестят золотом и шуршат шелком, бархатом и хорошими мехами. Непременным законом для молодого «питерщика», желающего жениться, считается главным иметь лисью шубу, часы и приличный костюм. Почему-то здесь предпочитается лисий мех; если у жениха и дорогая барашковая шуба, ее не считают достойной внимания и приписывают это несостоятельности жениха. Вся эта огромная толпа разряженных людей гуляет по площади Галича в базарный день; по сторонам стоят плотно сомкнутые наблюдатели, в лице деревенских свах и кумушек, высматривающих женихов и невест; здесь же до мелочей узнается состояние и положение их. Многие щеголяют в своих лисьих мехах только до наступления
марта месяца, т.е. до своего отъезда в столицу, а там эти меха поступают в алчные руки ростовщика для получения оправдательных средств зимнего щегольства.

Архив блога