воскресенье, 15 июня 2014 г.

Посещение императором Александром I Галича. Торговля и промышленность Галича, Рыбной слободы и уезда.

14 октября 1824 года, в 2 часа пополудни, государь император из Парфентьева прибыл в Галич,
подъехав прямо к Преображенскому собору, где и был встречен духовенством. Преображенский собор сохраняет летопись на своих стенах о сем незабвенном посещении Благословенного в следующем сказании: «1824 года октября 14 дня Его Императорское
Величество Государь Император Александр Павлович, Самодержец Всероссийский, обозревая восточные губернии, проездом из Кологрива в Буй изволил осчастливить и город Галич своим Высоким посещением, который, при колокольном звоне во всех градских церквах, среди торжественных восклицаний «ура», при сем соборе, в присутствии всего градского духовенства, встречен протоиереем Василием Костровым, с животворящим крестом, по вшествии в церковь о здравии Его Величества и всего Августейшего Дома произнесена сугубая ектения, по отпуске Его Величеству возглашено и пето многолетие; по окончании всего Его Величество Государь Император, приложившись к святой иконе Спасителя и изьявляя духовенству и множеству всякого звания, чина, пола и возраста людей свое Высокое благоволение, среди общих благословений, отправился в приготовленную для Его Величества квартиру, в доме купца Григория Иванова Вакорина, где, пробывши не более часа, изволил отправиться в дальнейший путь, в г. Буй, где и провел следующую ночь на 15 число октября».

Со времени царствования императора Александра I Галич понемногу превратился из грязного в чистый и правильно устроенный, доказательством чему служило очень заметно постепенное улучшение города зданиями, что служит лучшим свидетельством довольства жителей. Галич славился капиталистами, которые вели довольно обширную торговлю с обеими столицами и северными портами государства. В 1812 году считалось в Галиче 140 капиталистов. Затем, благодаря сокращению оборотов в торговом мире с портами, последовал почти полный упадок в капиталистах, несмотря на то, что галичские купцы отпускали в Петербург, Москву, Архангельск и Нижегородскую ярмарку в большом количестве масло, сало, кожевенный товар и грибы, а получали: железо, вина, чай, сахар, сукна, ситцы и прочие предметы необходимости и роскоши, и развозили их по всем ярмаркам, бывающим по разным селам уездов Галичского,
Буйского, Макарьевского и Чухломского. В самом городе было пять кожевенных заводов и два замшевых завода. В настоящее время в самом Галиче осталось только три кожевенных завода и один завод в деревне Шокше, в 5 верстах; замшевые — прекратили свое существование. Со времени введения винной монополии открыт здесь казенный винный склад; частные заводы: один пиво-медоваренный, один винокуренный и три кирпичных завода. Есть в Галиче лавки, в которых из числа изделий можно купить фарфоровые вещи, сукно, ковры — до черепка и
рогожи, от лимонов и апельсинов — до мучного меду, от шампанского — до дрожжей. Базарные дни бывают по понедельникам и четвергам; сюда привозят в город из окружающих деревень и сел припасы и изделия, и съезжается множество крестьян. Какая жизнь, какое движение видно в эти дни, тем более зимой! Летом базары бывают очень нелюдны, за
работами и отсутствием на посторонних промыслах людей. В Галиче раз в год бывает ярмарка с 1 по 6 декабря. Сюда приезжают тогда, кроме торговцев окрестных уездов, костромские, ярославские, павловские, со стальными изделиями, и бывали даже московские небольшие фирмы. Ярмарка проходит бойко, при огромном стечении народа, и торгуют хорошо. Промышленность собственно в Галиче самая незначительная.

В Галиче находится целая слобода, расположенная на южном берегу озера, называемая Рыбною, в которой жителей до 2000 человек, из этого количества жителей, исключительно занимающихся рыбным промыслом по Галичскому озеру, существует до 600 семей. Ловля рыбы в озере производится день и ночь почти круглый год. Озеро Галичское есть принадлежность города, утвержденная многими царскими грамотами, которые, начиная со времен великого князя Василия Иоанновича и грозного царя Иоанна — до Петра Великого, хранятся в оригиналах в правлении Рыбной слободы. Рыбаки за право пользования ловом уплачивают городу 1700 рублей в год.

Галичские рыбаки для лова делятся на партии, для заведывания которыми избираются ежегодно старосты; число человек в партии зависит от величины невода: так, при небольшом неводе – 4 человека, при среднем — 12, а при самом большом — 27 человек. Главная забота каждой партии заключается в том, чтобы найти место, где в большом количестве скопилась
рыба, избирающая покойные логовища для зимовок. Это место заранее узнается рыбаками, и в тот день, когда начинается лов, каждая партия старается поспеть первая на место, для чего старосты с неводами и шестами спешат на лошадях. Кто первый опустит шест в воду, тот и получает право пользоваться большими пред другими выгодами во все время лова. Довольно
интересны обычаи галичских рыбаков до началалова. Партия, приготовивши для ловли невод, накануне 1-го числа сходится и покупает лоток калачей, которые относятся во двор к старосте партии, куда зовут друг друга таким образом: «Пойдемте колачи молить». Когда
все соберутся, тогда высыпают калачи в нос невода, зажигают перед образом свечу и, помолившись Богу, садятся, ломают калачи и дают всем присутствующим, хотя бы были между ними и не принадлежащие к их партии; между прочим, здесь строго смотрят, чтобы кто-нибудь из пришедших не унес малейшего куска в свой дом, для чего предупреждают: «Сколько хошь ешь, а домой не носи». На другой день, 1 числа, рано утром собираются в другой раз, поздравляют друг друга с началом лова, покупают водки и пьют за здравие и благополучие домашних; с началом зари все рыболовы известной партии уезжают на озеро, и если первый
лов удачен, то надеются, что в продолжение года будут иметь лов обильный и благополучный.

Ежегодно в озере вылавливается до 40.000 пудов разной рыбы: щук, ершей, окуней, плотвы, лещей, язей, и проч., кроме красной рыбы. Годовой лов в Галичском озере простирается до 50.000 рублей и более в год, но это не равномерно, бывает иногда годом меньше. Лучшее время для лова — весна и осень. Галичские рыбаки производят немалый торг мелкой рыбой, так называемой по-здешнему «вандыш»: это молодое племя рыбок, которым не дают сгодовать и прийти в настоящий рост. Их сушат в особо устроенных больших печах и продают от 10 до 15 коп, за фунт. Ловля их производится так называемыми «кипами», огромными, связками ольховника, которыми делают запруды в вырытых узких канавах и устьях маленьких речек; во
время «цветения» воды в озере рыба огромными массами бросается на свежую воду в канавы и речки, и здесь ее встречает препятствие в виде брошенных «кип», связок и вершей, мелких сетей, которые ставятся в устье реки или канавы с такой плотностью, что рыба неминуемо попадает в верши и сети, где она запутывается в бесчисленном количестве и от тесноты задыхается; бывают случаи, что рыбаки пропустят время, и вытаскивают «верши» с массой дохлой, негодной в употребление рыбы. У рыбаков для ловли мелкой рыбы особенно устроены специальные неводы, очень частой вязки, в размере до 40 саж., которые удерживают, как бы рыба ни была мелка. Благодаря такому, отчасти хищническому промыслу, крупная рыба начинает уменьшаться в озере. Если у самих рыбаков не является сознания тяжелых последствий для них ловли таким способом – явного уничтожения рыбного промысла, что замечается за последние годы, то в этом случае могла бы прийти на помощь администрация города запрещением огораживания канав и речек такими запрудами, как
кипы и верши. Потерять от этого ничего не могут — на чистую воду озера рыба вся из канав и речек возвратится снова; не выбирать ее мелочью дочиста со дна, как ковшом, а давать возможность возмужать и прийти в надлежащий рост. Ведь это составляет самую необходимую доходную статью и пропитание всей Рыбной слободы, каковы же будут последствия, если этот источник доходов прекратится по вине самих потребителей и промышленников. К сожалению, невозможно представить статистических данных по вопросу количества пудов лова за несколько лет назад, но, судя по сравнению цен с прежними, рыба
продается почти вдвое дороже, а народонаселения в Галиче прибавилось немного; это отчасти
свидетельствует о явном уменьшении в озере рыбы и, нужно полагать, является последствием описанного хищнического уничтожения — лова мелкой рыбки.

Рыбу продают на базаре в Галиче жены рыбаков; есть скупщики, которые покупают рыбу возами и развозят по соседним городам. В весеннее время, при полноводии рек, открывается для Галича водяное сообщение с Волгою через посредство реки Вёксы, которая впадает в Буе в реку Кострому, и около 30 лодок работают для перевозки кладей. Реки, впадающие в озеро, Чёлсма и Шокша, изобиловали налимами и раками, но теперь они почти не попада ются; река Чёлсма отличается своими высокими берегами, напоминающими по своим живописным
видам Швейцарию и Богемию.

Мещане Галича и Рыбной слободы на своих обширных огородах разводят овощи: капусту, лук,
огурцы, картофель и проч. Продажа капусты производится осенью, прямо с гряд огородов,
окрестным сельским и деревенским жителям. Огороды служат очень важной доходной статьей галичских мещан. Несмотря на обилие лесов, ягоды здесь мало и она по цене дороже столичной; фруктов, яблонь и проч. совсем нет, хотя могло бы быть, если серьезно заняться плодовыми деревьями северных плодов.

Пчеловодство находится здесь еще в младенчестве: у крестьян не достает ни уменья, как обходиться с пчелами и как сберегать их, ни должной заботливости; от этого случается, что в одну зиму они лишаются половины своих ульев. Охотою здесь жители уезда занимаются мало, иногда, в свободное от полевых работ время. В здешних лесах водятся: медведи, лоси, волки, лисицы, зайцы, белки, а также куницы, барсуки, выдры и горностаи. Птицы: глухие и полевые тетерева, рябчики, утки, кулики; их хотя и бывает много, но крестьяне более дорожат своим
зарядом, нежели такой птицей. На волков и лисиц ставят капканы. Охота за белкою предпочитается другим звериным промыслам, как по многочисленности добычи, так и по легкости, с какою она достается звероловам. Белки всегда живут стадами, они любят места, обильные еловыми шишками, семенами которых они питаются. Шкуры зверей покупаются здесь из первых рук приезжими маклаками.

Древесные породы: ель, сосна, пихта, береза, осина, ольха, лиственница, липа, рябина, черемуха и в очень малом количестве дуб и другие — растут хорошо. 

Домашние животные здесь водятся те же, что и вообще в северной полосе — коровы, лошади, овцы, свиньи и проч.

Из хлебных растений засевается: рожь, ячмень, овес, а также лен и конопля; пшеница родится только на землях, хорошо удобренных.

Галич с уездом имеет народонаселения до 127.000. Хлебопашеством жители занимаются
неохотно, и в летнее время дома остаются только малолетние, женщины и старики; мужчины же, с 15-летнего возраста, отправляются на заработки в Петербург и Москву. Галичане считаются искусными плотниками, печниками, малярами и кровельщиками. Они лето
работают в столице, а зимою, если не занимаются мелочною торговлею, возвращаются по деревням. Многие из них остаются там постоянно. Достигнуть степени «подрядчика», это — мечта каждого плотника и маляра. Член каждой семьи, побывавший в столице, или живущий в ней, получает название «питерщика».

Интересную картину представляют зимние базары Галича в декабре месяце, по своему многочисленному стечению окрестных крестьян и в особенности, приехавших из столиц «питерщиков» — маляров, плотников и проч.; они наряжаются во все наряды, которыми наградила их столица, начиная от сбруи лошади до модного ботинка; жены подрядчиков-маляров пестрят шляпами, блестят золотом и шуршат шелком, бархатом и хорошими мехами. Непременным законом для молодого «питерщика», желающего жениться, считается главным иметь лисью шубу, часы и приличный костюм. Почему-то здесь предпочитается лисий мех; если у жениха и дорогая барашковая шуба, ее не считают достойной внимания и приписывают это несостоятельности жениха. Вся эта огромная толпа разряженных людей гуляет по площади Галича в базарный день; по сторонам стоят плотно сомкнутые наблюдатели, в лице деревенских свах и кумушек, высматривающих женихов и невест; здесь же до мелочей узнается состояние и положение их. Многие щеголяют в своих лисьих мехах только до наступления
марта месяца, т.е. до своего отъезда в столицу, а там эти меха поступают в алчные руки ростовщика для получения оправдательных средств зимнего щегольства.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Архив блога