страницы костромского блога

воскресенье, 16 ноября 2014 г.

Из воспоминаний архитектора Леонида Васильева

Вид на соборы Костромского кремля с площади. Фото В. Н. Кларка 1900-х гг.
– В 1986 году я вернулся в Кострому из Ярославля. У меня начались несчастья с глазами, стал слепнуть. И вот пока я мотался по больницам, мне в голову стали приходить мысли о восстановлении нашего Кремля. Между операциями я съездил в Москву, раздобыл чертежи. Узнал, что в 1934 году за несколько дней до взрыва Кремля в Кострому приезжали два студента-архитектора Чижов и Чудаков. По заданию Академии архитектуры они были посланы для фрагментарных обмеров зданий нашего Кремля. Им чудом удалось очень много обмерить: для того, чтобы приготовить «гнёзда» для аммонала, к стенам были приставлены лестницы – вот по ним и лазили художники. Ошибок они наделали немало, но у нас были чудесные фотографии из архивов Ипатиевского монастыря. С помощью этих фотографий ошибки мы исправили. В 1991-м году наша реставрационная мастерская получила официальный заказ от областного управления культуры на создание проекта восстановления Кремля. Я составил проекты Богоявленского собора и Царской беседки, Александр Чернов делал Успенский собор, Людмила Матросова
– Триумфальные ворота, Андрей Нечаев – ограду. Это было последней настоящей работой нашей мастерской.
Из статьи Леонида Васильева «Это нравственный долг общества», опубликованной в газете «Северная правда» зимой 1990 года:
«Во все периоды расцвета общественной жизни (за исключением времён тоталитаризма) архитектура как искусство выражала высшие, наиболее гуманные стороны человеческого духа, утверждала достоинство и свободу человеческой личности. Постулат “человек – мера всех вещей”, пронесённый сквозь тысячелетия, оплодотворял искусство всех времён и всех народов. Выраженный в системе пропорциональных
соотношений, исходящий из закономерностей самой природы, он обеспечил гармонию памятников архитектуры и в природном ландшафте, и в человеческой среде. Забвение этого принципа неизбежно приводит к деградации искусства, в том числе и искусства архитектуры. В этом убеждает застройка новых районов нашего города, и не только его. А ведь архитектура – лицо общества, её создавшего.
Кремль Костромы выразил в себе высшее напряжение духовных сил общества того времени, стал воплощённой мечтой о гармонии и величии, пробуждал высокие чувства. И в этом его облагораживающий, гуманистический потенциал. Нет нужды доказывать, как благотворно было бы его воздействие на сознание и чувства людей нашего, времени.
Да, его нужно восстановить. Пусть не сразу, пусть это займет десятилетия, но в этом нравственный долг общества, идущего к духовному возрождению. Задача облегчается тем, что сохранились подробные обмеры и детальная фотофиксация кремлёвских построек. В ближайшее время с них будут сняты копии, и появится возможность приступить к практическому составлению проекта реставрации. Выполнить эту работу берётся реставрационная мастерская Костромы. Строительные работы, думаю, следует начать с восстановления воротиловского Богоявленского собора с его грандиозной колокольней. С появлением этого собора силуэт Костромы получит логическое завершение».
Леонид Сергеевич был совершенно уверен, что чертежи его пригодятся, Костромской кремль будет восстановлен. И старался приблизить это время. Появился проблеск надежды: в Москве началось восстановление, вернее, строительство храма Христа Спасителя. Это событие вызвало в обществе волну дискуссий вокруг так называемых
«новоделов». Мнения на тему «надо ли восстанавливать “полностью утраченное”» разделились полярно. И вот тут Васильев заявил о своей поддержке строительства храма. «Я думаю, – писал он, – что противники восстановления – тайные недоброжелатели русской культуры. Представьте, вдруг исчезло Адмиралтейство в Петербурге? Не восстанавливать? Но как же без него? Есть вещи, которые человечество не имеет права терять.
Все меркантильные соображения о том, что сначала надо накормить голодных, а потом восстанавливать дворцы, здесь ни при чём. Двигатель духовного прогресса человечества в примате духа над материей». Очевидно, говоря «Представьте, вдруг исчезло Адмиралтейство в Петербурге? <…> Как же без него?» – он думал о Костромском кремле: исчез, но как же без него?
Пока борьба за восстановление Кремля не приносила видимых ре-
зультатов, Леонид Сергеевич принял участие в реставрации Ильинской церкви за Волгой. Это был подарок судьбы: здесь он нашел себе духовного наставника и единомышленника – отца Виталия, настоятеля храма. Здесь, как сказал об этом событии отец Виталий, «Леонид Сергеевич принял таинство святого крещения».
Отец Виталий начал добиваться передачи участка земли церкви, чтобы поставить на этом месте часовню. Васильеву идея понравилась, и он взялся приготовить проект. Крестообразная в плане, небольшая, на невысоком барабане с круглыми окнами – купол с главкой, – такой её видел Леонид Сергеевич. Идея разрабатывалась, обрастала деталями. К часовне Васильев решил пристроить видовую площадку с упорной стенкой и арками – ведь место-то какое замечательное: вся противоположная сторона Волги видна как на ладони!
Проект Васильева был одобрен архиепископом и главным архитектором города, место под часовню было освящено. Но строительство не начиналось: предполагаемый спонсор сам оказался в трудных условиях и не смог выделить деньги. Леонид Сергеевич терпеливо ждал, не чураясь никакой работы: делал проекты крестов, оград, памятников. По проекту Васильева на плавбазе, где стоит наша подводная лодка «Кострома» и другие атомные подводные лодки Северного флота, был построен полковой Никольский храм – на берегу Баренцова моря, в бухте Ара-губа Мурманской области. Капитан подводной лодки «Кострома», по просьбе коллектива которой храм и был спроектирован и построен, Владимир Соколов в благодарность провёл целую экскурсию по подлодке, Леонид Сергеевич даже посидел у него в каюте. Вроде бы оттаял душевно.
В 2013 году отец Виталий про судьбу часовни сказал так: «Ничего нет пока».
Талант и труды члена Союза архитекторов России Леонида Васильева отмечены высокими государственными наградами: ему присвоено звание Заслуженного работника культуры РСФСР, Почётного гражданина города Костромы, вручён орден Дружбы народов. Святейший Патриарх Алексий II удостоил Леонида Сергеевича орденами преподобного Сергия Радонежского, благоверного князя Даниила Московского и преподобного Андрея Рублёва.
Конечно, он принимал все награды и звания. Но ждал большую из наград: что его проекты по восстановлению выдающихся сооружений прошлого обретут плоть и поднимутся над Костромой. Пока этого нет. Не реализованы проекты воссоздания комплекса Костромского кремля, церкви Усекновения главы Иоанна Предтечи на улице Островского, Ильинской церкви на улице Советской. Будем надеяться, что пока.
Васильев писал: «Я считаю, что чем больше храмов, тем лучше, ярче проступает образ русского города. Церковь – это произведение искусства, храмы создают неповторимый городской ансамбль. Вот Кремль уничтожили, и всё рассыпалось. Как бы трудно нам ни было, сколько бы ни выдвигалось доводов в пользу иных, более насущных задач, – долг нашего поколения, долг нравственный, спасти, что ещё можно спасти. Потом будет поздно. И вопреки расхожему мнению: “Дети не отвечают за грехи родителей”, мы осмелимся возразить: “Нет, отвечают”. Ибо перед Россией, перед её культурой ответить больше некому».

Комментариев нет:

Отправить комментарий